Москва Наш район Фотогалерея Храм св. Анастасии

Автор   Гостевая   Пишите
Google

WWW
TeStan

Карты Москвы

Книги о Москве

Статьи о Москве

Музеи Москвы

Ресурсы о Москве

Главная>>Москва>>Книги о Москве>>ИСТОРИЯ КАЗАНСКОГО ХРАМА в Узком

Ольга Щербакова.
ИСТОРИЯ КАЗАНСКОГО ХРАМА в Узком

Очерк второй

О создателях святаго храма сего

К церквам всегда прибегайте с
женами и детьми, и что имеете в руках
Приносите к церквам и святым.
А священников и монахов любите и просите молитвы их..
Святитель Алексий, Митрополит Московский

И безыменною молитвой обо мне
Помянут верные в далекой стороне,
Когда за Божий дом, собравшиеся в оном,
И за создателей той церкви крест с поклоном
Пред Господом живых и мертвых сотворят.
И, может быть, Бог даст, сей лептой богомольной
Искупится мой грех иль вольный, иль невольный,
И то зачтется мне в замену добрых дел.
Что к Божьей церкви я душой не охладел.
Князь П. А. Вяземский

История селения Богородское-Узкое с момента его возникновения свидетельствует о том, что место это было избрано Пресвятой Девой. До 30-х годов XVII столетия проезжие земли, в числе которых была пустошь Уское, часто меняли владельцев и возвращались в казну пустынными и незастроенными.1 Царица Небесная оберегала избранное Ею место в ожидании человека, который захочет созидать свое земное жилище под Ее Материнским Покровом, чье сердце не замедлит излить здесь свою благодарность Богу.

В 1629 году Узкое обрело наконец постоянного владельца - дворянина московского Максима Федоровича Стрешнева. В первую очередь Максим Федорович воздвиг здесь деревянный храм в честь Пресвятой Богородицы, и Сама Пречистая Дева предопределила посвящение храма Ее чудотворной Казанской иконе.

Образ Заступницы усердной рода христианского стал символом избавления России от неисчислимых бедствий Смутного времени, когда создалась угроза утраты Русью не только государственной самостоятельности, но и самого Православия. Сердце Православной Руси - Москва, поруганная иноплеменниками, была чудесным образом освобождена заступничеством Пресвятой Богородицы, перед чудотворной Казанской иконой Которой шло непрестанное трехдневное моление русского воинства. Множество храмов в честь Казанской иконы Божией Матери засияло по всему лицу Русской земли. К их числу принадлежит и Казанская церковь, созданная Максимом Стрешневым в вотчине Узкое.

Появление села Узкое стало прямым последствием Смутного времени. Страшное разорение и запустение, в которое пришли московские земли после Смуты, вынудило в 1628 году царя Михаила Федоровича издать указ, разрешавший продажу проезжих земель "в вотчины боярам и приказным людям, и служилым и неслужилым людям по полторы десятины за рубль, чтобы из пуста в живущее входило". В течение 1629 года в Московском уезде было продано 75 участков.2 В их числе была и пустошь Уское, которая, "вошла в живущее" не одноименной деревенькой, а сразу стала селом Богородским, по имени возведенного Максимом Федоровичем храма.3

Максим Федорович Стрешнев действительно воплотил попечение Пресвятой Богородицы о землях, которые стали его уделом и созданный им храм получил особое благословение своей Покровительницы.

С момента освящения в Узком первой деревянной церкви здесь возникла и доныне существует обитель Пресвятой Девы. Маленькая Казанская церковь горела и вновь отстраивалась. Скромный деревянный храм сменялся великолепным каменным собором, но никогда не умолкала здесь молитва. Со времени создания храм никогда не переосвящался, и Узкое всегда оставалось под Покровом Царицы Небесной.

Пресвятая Богородица сохранила Свою обитель во времена гонений на веру, когда исчезло множество храмов, менее "видных", чем великолепная церковь Узкого, дерзновенно свидетельствовавшая о величии Бога. Царица Небесная не покидала святыни в течение шестидесяти лет поругания и запустения не только духовно, но и зримо: Ее Казанский образ продолжал сиять со стен закрытого храма. Никто не посмел поднять на него руку, и молитва теплилась, словно неугасимая лампада, перед Ее Ликом.

Пречистая оградила Дом Свой и от поглощения стихией огромного современного города. Узкое чудом сохранилось в нем как уголок изумительной девственной природы и остров духовного спасения. Чудо это, несомненно, совершилось и по молитвам благочестивого создателя нашего первого храма, душа которого ощутила благоволение Пресвятой Девы.

Максим Федорович начал созидать свою вотчину в полном согласии с традициями русского благочестия. Иностранцы, посещавшие Россию в XVII веке, редко давали о ней положительные отзывы, но все они отмечали теплую искреннюю веру русского человека и его любовь к святыням. Приведем одно из характерных свидетельств: "Они (русские) любят также строить церкви, и всякий боярин прежде, чем выстроить дом, воздвигает часовню и содержит сообразно со своими средствами большее или меньшее число монахов".4

Для состоятельного русского человека естественно было начинать свою жизнь в новом владении с возведения часовни или храма. Для человека, подобного Максиму Федоровичу Стрешневу, такое начало было духовным подвигом, Пусть не введет нас в заблуждение звание "дворянина московского", столь благородно звучащее для современного слуха. В XVII веке звание дворянина отнюдь не являлось признаком принадлежности его обладателя к привилегированному сословию. Дворянин состоял на государевой военной службе, был обязан являться в дни войны и смотров "конным, людным и оружным" и получал денежный (или натуральный) и земельный оклад - поместье.

Правда, написание дворянина "по московскому списку" было для большинства представителей служилого сословия вершиной их возможной карьеры. Однако и это звание не являлось высоким и не служило источником особенных материальных приобретений.5

После Смуты положение дворянства было бедственным. Разоренные дворяне отказывались идти на войну, и правительство признало, что служить помещик может, только имея не менее 15 крестьян.6

В подобном положении находился и Максим Федорович Стрешнев. В некоторых краеведческих работах все причастные к истории Казанского храма в Узком Стрешневы называются "боярами",7 хотя боярином, носителем высшего государственного чина допетровской России, был только создатель каменной церкви Тихон Никитич Стрешнев. В истории XVII века именовать боярином обычного дворянина так же странно, как называть министром воспетого Пушкиным станционного смотрителя.

Свое владение скромный дворянин московский Максим Федорович Стрешнев терпеливо "собирал" в течение двух десятилетий, покупая небольшие земельные участки вокруг Узкого. Население Узкого только к 1646 году достигло 16 душ, обеспечивавших владельцу возможность полноценной службы.8

Тем не менее, некоторыми средствами Максим Федорович все-таки обладал, поскольку в 1629 году смог выкупить земли Узкого в вотчину, которая в отличие от поместья являлась собственностью владельца. Откуда же возникла такая возможность у скромного сотрудника Дорогобужского воеводы?9

Безусловно, эта благодатная возможность была дарована Максиму Федоровичу Пресвятой Девой, от взора Которой не скрылась его душевная чистота. Он в полной мере ощутил Ее милость и запечатлел свою благодарность в образе Казанской церкви в Узком.

Максим Федорович происходил из дворянского рода Стрешневых, с которым в течение целого столетия будет связана история Казанского храма в Узком. Стрешневы не принадлежали к числу русской знати и до начала XVII века ничем не выделялись в ряду других служилых дворянских родов. XVII век стал временем стремительного взлета и расцвета рода Стрешневых, и многие его представители имели влияние на крупнейшие события жизни нашего Отечества.

Герб дворянского рода Стрешневых

Однако уже в начале следующего XVIII столетия род Стрешневых теряет свое влияние, а в начале XIX века - пресекается. О существовании некогда богатого и влиятельного рода напоминают сложные сочетания фамилий: Глебовы-Стрешневы, Шаховские-Глебовы-Стрешневы да название московского района Покровское-Стрешнево.

Своим внезапным возвышением Стрешневы были обязаны тому, что оказались в числе ближайших родственников государя Михаила Федоровича Романова. Выдающийся знаток русской церковной старины архимандрит Леонид Кавелин посвятил этому событию небольшое исследование.

После избрания на царство Михаил Федорович долго не решался на брак. В 1624 году он наконец женился, но почти сразу овдовел.10 Царь был еще молод, и, естественно, встал вопрос о новой женитьбе. В назначенный день к царскому двору было привезено более полусотни невест самых именитых и знатных фамилий. Каждая из них имела при себе так называемую "подругу для собеседования". "Подругой для собеседования" при дочери окольничего Григория Волконского была его племянница Евдокия Лукьяновна Стрешнева.

Смотрины невест огорчили царя - ни одна из них не пришлась ему по нраву, но, уступая желанию матери, он вновь отправился выбирать будущую царицу. На сей раз выбор его остановился на неизвестной девице Стрешневой, покорившей сердце государя своей красотой, обходительностью и кротким нравом.

Выбор Михаила Федоровича вызвал в царской семье разочарование, но он оставался непреклонен. Государь ссылался не только на возникшее у него чувство, но и на свой христианский долг помочь благородной не по крови, а по существу девице покинуть дом притеснявших ее родственников.

Получив благословение родителей - Святейшего Патриарха Филарета и инокини Марфы, - Михаил Федорович объявил о своей женитьбе на Евдокии Стрешневой. Царские посыльные отправились в отдаленный Мещовский уезд (Калужская губерния), чтобы привезти ко двору отца государевой избранницы Лукьяна Степановича Стрешнева, который благословил дочь на брак.11

Святейший Патриарх Филарет благословляет сына, царя Михаила, на брак. Описание в лицах торжества, происходившего в 1626 году февраля 5 при бракосочетании Государя Царя и Великого Князя Михаила Федоровича с Государынею Царицею Евдокиею Лукьяновною из рода Стрешневых. Л. 19

Весь ход брачного торжества был изложен в лицевой (иллюстрированной) рукописи под названием "Описание в лицах торжества, происходившего в 1626 году февраля 5 при бракосочетании Государя Царя и Великого Князя Михаила Федоровича с Государынею Царицею Евдокиею Лукьяновною из рода Стрешневых".12 Эта рукопись позволяет нам рассказать о счастливых переменах в жизни Максима Федоровича Стрешнева, позволивших ему стать владельцем Узкого, создателем Казанского храма и родоначальником нашего прихода.

Род Стрешневых никогда не был многочисленным, поэтому на свадьбе Михаила Федоровича и Евдокии Лукьяновны оказались не только близкие родственники царицы. В числе московских дворян, шедших в брачном поезде за санями государыни, видим мы Максима Федоровича Стрешнева с братьями Матвеем и Степаном. В своеобразном "групповом портрете", изображающем шествие за санями государыни, нашел отражение и образ благочестивого создателя нашего храма Максима Федоровича Стрешнева, приходившегося четвероюродным братом отцу царицы Лукьяну Степановичу.13 (См. Родословную Т. Н. Стрешнева).

С этого торжественного момента Стрешневы, введенные в круг царской родни, начинают быстро подниматься по лестнице государственных должностей, тесня представителей потомственной знати. Необходимо сказать, что Стрешневы выдвинулись не только благодаря своим родственным связям: среди них было много людей, обладавших незаурядными дарованиями. Были среди Стрешневых способные дипломаты и полководцы, но большинство незаурядных представителей этого рода проявило себя в делах внутреннего государственного управления. Стрешневы были энергичными и деятельными администраторами, заботливыми и попечительными хозяевами тех местностей, где служили.

Максим Федорович Стрешнев - прекрасный тому пример. Сразу после царской свадьбы он получил свое первое назначение городовым воеводой.14 Это позволило ему собрать небольшое состояние, на которое и было приобретено Узкое. Максим Федорович был не только деятельным и распорядительным хозяином, но обладал и широким государственным кругозором.

Будучи воеводой на Верхотурье (Пермская губерния), он проявил большой интерес к природным богатствам края и привлек, выражаясь современным языком, к разведке полезных ископаемых своих детей Григория и Петра. Они обнаружили в Верхотурском уезде медную руду и сами ее "опытывали" за неимением мастеров-плавильшиков. Из Москвы Максиму Федоровичу была прислана царская грамота, в которой говорилось: "А что ты, воевода наш Максим Стрешнев и дети твои Григорий и Петр о медной руде радели и промышляли, и мы тебя Максима с детьми похваляем".15

Брачный поезд царя Михаила Федоровича Описание в лицах... Л. 23 Брачный поезд царицы Евдокии Лукьяновны Описание в лицах... Л. 79

Фамильной чертой Стрешневых можно назвать неравнодушие к вере, определявшее их значительное участие в церковной жизни. Это участие было разнообразным, не всегда однозначно положительным, но неизменно искренним.

В 1641 году боярин Василий Иванович Стрешнев, был послан государем и царицей Евдокией в Александро-Свирский монастырь, куда вез серебряную раку к мощам Преподобного. Посетив проездом Кашин, Василий Иванович узнал о чудесах, происходивших у гроба преподобной княгини Анны Кашинской, и немедленно посоветовал подать государю челобитную с просьбой о ее канонизации.16 Канонизация святой благоверной княгини Анны состоялась, и позже мы увидим, какую неожиданную роль сыграло это благочестивое начинание В. И. Стрешнева в истории Казанского храма в Узком.

Велико было участие Стрешневых в печально знаменитом "деле Патриарха Никона". Брат царицы Евдокии Семен Лукьянович сыграл поистине роковую роль в деле осуждения Святейшего Никона, составив вопросы о наиболее противоречивых сторонах деятельности Патриарха.17 К посредничеству в отношениях со Святейшим Никоном царь Алексей Михайлович постоянно привлекал Родиона Матвеевича Стрешнева, родного племянника Максима Федоровича. Именно Родион Матвеевич Стрешнев был послан государем просить благословения царской семье у осужденного и развенчанного Патриарха, уезжавшего в ссылку.18 Немаловажную роль в церковных делах играл создатель каменного храма в Узком боярин Тихон Никитич Стрешнев.

Для нас важно подчеркнуть фамильную ревность Стрешневых к вере. В своем подлинном виде, не искаженном заблуждениями и предрассудками, она запечатлелась в широкой храмоздательной деятельности, которую неустанно поддерживали многие представители этого рода. Свой скромный вклад в дела родового благочестия внес и Максим Федорович Стрешнев. Как видно из документов его служебной деятельности, он был человеком незаурядным, но не горделивым, довольствовался скромной карьерой и не стремился к почестям и приобретениям, путь к которым открывало родство с царицей.

Тем не менее, царица до конца своих дней благоволила Максиму Федоровичу и его семье. Сын Максима Федоровича Яков был ее стольником.19 В списке так называемых "приезжих боярынь", которые пользовались правом входа к государыне получали от нее поздравления в случае рождения ребенка, мы находим "Максима Федорова, сына Стрешнева жену Левонтью с снохой", супругой Якова Максимовича.20 Видимо, Максим Федорович был любим кроткой царицей Евдокией именно за покойный "нестяжательный" нрав и справедливо считал, что лучшей памятью о нем будет не скоротечная людская слава, а созданный им храм.

Ни скромность общественного положения, ни стесненность в средствах, ни малая численность будущих прихожан не смутили душу создателя храма в Узком, ибо относился он к тому прекрасному типу русского человека, для которого "благочестие было в значительной степени жизненной стихией".21

Священномученик Патриарх Ермоген Литография, изданная Товариществом И. Д. Сытина к моменту канонизации Святого в 1913 году. Москва. РГБ

Храм Максим Федорович возвел, видимо, спустя десятилетие после покупки Узкого. Связано это было в первую очередь с тем, что на покупку земли он издержал все имевшиеся средства. До 1641 года мы не встречаем об Узком никаких упоминаний: у владельца не было средств, чтобы обустраивать вотчину. Кроме того, Максим Федорович в 30-е годы служил городовым воеводой в Устюге Великом, в Москве бывал только наездами, но вновь приобрел состояние, имея которое уже можно было серьезно подумать о судьбе Узкого.22

Определяющим для создания храма в Узком стало великое духовное торжество - освящение Казанского собора на Красной площади. Максим Федорович Стрешнев был не только современником, но и вероятнее всего непосредственным участником этого торжества, которое во многом определило судьбу его создания. Вся Москва собралась на Красной площади, где в новопостроенный собор была торжественно перенесена Казанская икона Божией Матери, пребывавшая с русским воинством при освобождении столицы.23

"Хотящу народу Православному исповедати милости Преблагословенныя Царицы Неба и земли и по силе благодарственная принести о избавлении его от нашествия иноплеменных, дивному храму, созданному в честь пречудныя иконы победная в дар принесе, да вси памятующие милость Богоматере, спасшия град сей и страну, выну воспевают Богу благодарными усты: Аллилуиа", - говорит об этом событии Акафист Пресвятой Богородице в честь чудотворной иконы Ее Казанской (Икос 7).

Казанский собор на Красной площади Освящен в 1636 г. Возрожден в 1990-1993 гг.

Пережитое Максимом Федоровичем Стрешневым при освящении Казанского собора чувство благодарности Господу и Его Пречистой Матери воплотилось в посвящении храма Узкого Казанскому образу Пресвятой Богородицы.24 Воздвигая храм, его благочестивый создатель просил у Бога благословения нетолько себе, но и всем, с верою притекающим под Покров Заступницы усердной рода христианского.

Придел нового храма был освящен в честь самого почитаемого на Руси святого - Святителя Николая, Архиепископа Мир Ликийских Чудотворца. Имя Святителя Николая имеет духовную связь с Казанской иконой Божией Матери. В 1579 году чудесно явившийся в Казани образ Пресвятой Девы нашел свое первое земное пристанище в Никольской церкви. Священник Никольского гостинодворского храма, будущий священномученик Патриарх Ермоген, стал автором повести о чудесах, явленных Казанским образом Пресвятой Богородицы, службы в честь Казанской иконы и умилительного тропаря "Заступнице усердная...".25

В 1612 году, когда Царица Небесная Своим чудотворным Казанским образом вела русское ополчение к Москве, вместе с Нею шествовал и Святитель Николай. Его древний образ-складень нес с собою глава православного воинства князь Пожарский.26 В память этого похода по завещанию князя Дмитрия Михайловича Пожарского была основана Николаевская Троицкая Холуйская пустынь, зимний соборный храм которой посвящен Казанской иконе Божией Матери.27

Казанская церковь в Узком была небольшой и несложной по своей архитектуре - деревянной "клецки", то есть основной объем ее имел форму клети - избы. Возведена она была скорее всего по "проекту" самого Максима Федоровича. Будучи городовым воеводой, он постоянно сталкивался с вопросами строительства, в том числе и церковного28 и стал таким образом и основателем храма, и его архитектором-строителем.

"За Максимом Федоровым, сыном Стрешневым село, что была в проезжих землях пустошь Уское, а в нем храм Пресвятыя Богородицы Казанския, да придел Николы Чудотворца, деревянная клецки, у церкви во дворе поп Антоний Гаврилов, да в селе же крестьян 9 дворов, в них 16 человек", - таков был итог пятнадцатилетних трудов Максима Федоровича в Узком.29 Создателя храма совсем не смущало малое число прихожан: подобные приходы не были редкостью на Руси XVII века. Он воздвиг храм, а благолепие его поддерживали благодарные жители Узкого.

Поместье или вотчина XVII столетия совершенно лишены тех романтических черт "дворянского гнезда", которые мы привыкли представлять себе по художественной литературе XIX века. Служилый человек XVII столетия, обремененный военными походами, а в мирное время - назначениями в провинцию и иными служебными поручениями, не мог позволить себе обосноваться в своем владении и бывал там только наездами. Вотчина служила ему не местом душевного покоя, а сельскохозяйственным подспорьем, поддерживавшим его существование в городе.30

Судьба Максима Федоровича типична для своего времени: практически все документы, где упоминается его имя, - служебные. Мы застаем его в самых разных уголках России, где он по несколько лет являлся городовым воеводой. Козмодемьянск, устюг Великий, далекое Верхотурье - безусловно, не полный список его назначений. Естественно, при таких далеких разъездах он не имел возможности часто бывать в Узком и от него зависело только содержание храма, а попечение о нем ложилось на плечи прихожан.

Документы донесли до нас свидетельство, что в 1665 году, уже после смерти Максима Федоровича, Казанская церковь в Узком сгорела от молнии, "а Божия милосердия образы, и книги, и ризы, и колокола от огня унесены" были прихожанами. Опись того, что удалось спасти, свидетельствует о любви и заботе прихожан о своем храме. Церковь была хотя и маленькая, но вполне благоустроенная, имела полный комплект богослужебных книг и облачений. Службы в храме совершались регулярно, и церковное здание содержалось в исправности, несмотря на малое число прихожан.31

Максиму Федоровичу наследовал его сын Григорий. Он скончался в 1665 году, не оставив потомства, и во владение Узким вступил его брат Яков Максимович.32

Якову Максимовичу Стрешневу принадлежит честь создания второго храма в Узком. Точной даты возобновления Казанской церкви мы не знаем. Видимо, Яков Максимович заново отстроил храм в 1670-1676 годах, когда не получал назначений городовым воеводой в отдаленные северные края.33

По документам Патриаршего Казенного приказа церковь числилась "новоприбывшей" и была обложена данью в 1678 году.34 Эта дата только приблизительно отражает время создания храма - далеко не всегда дань с церкви начинали взимать сразу после освящения, и зачастую эти события разделялись промежутком в несколько лет. Связано это было в первую очередь с большими затруднениями при учете храмов и церковных земель, которые испытывал Патриарший Казенный приказ. Состояние путей сообщения в XVII веке не представляло удобства для частых разъездов, и приказ просто не имел возможности часто направлять посыльных к той или иной церкви.35

Так в дозорной книге церковных земель 1680 года, когда Патриарший Казенный приказ проводил "досмотр" (ревизию) церковных владений, читаем следующую бесхитростную запись: "Казанская Пресвятой Богородицы церковь в селе Ускове вотчина стольника Якова Максимовича Стрешнева: попа дома не было и сказок (сведений) взять не у кого".36 Как видим, посыльный не имел возможности дождаться батюшку или заехать в Узкое еще раз и, к великому сожалению, лишил нас возможности заглянуть в Казанский храм 1680 года.

Внешне новый храм почти не отличался от своего предшественника. В 1698 году в Узком воздвигли каменный храм, а деревянная Казанская церковь была перенесена в вотчину Чудова монастыря село Орлово. В несколько перестроенном виде храм выглядел так: "Церковь деревянная одноглавая, во имя Казанския Пресвятыя Богородицы с трапезою и папертью, на церкви крест деревянной окоян железом белым, покрыта церковь, и трапеза, и паперть тесом".37

О создателе второго храма в Узком Якове Максимовиче Стрешневе сегодня известно даже меньше, чем о его отце. Подобно Максиму Федоровичу, большую часть своей жизни он провел вдали от столицы. В Москве Яков Максимович поселился, видимо, только в последние годы жизни и тогда же занялся благоустройством Узкого. При нем была возобновлена церковь, обустроен "двор вотчинников", и число жителей Узкого в течение следующих трех десятилетий почти не изменялось.38

Якову Максимовичу удалось упрочить свое общественное положение: мы видим его стольником - человеком, получившим определенный, хотя и невысокий придворный чин.39 Сын Якова Максимовича Дмитрий, наследник Узкого, был взят комнатным стольником к царевичу Петру. Близкое знакомство с Петром позволило Дмитрию Стрешневу впоследствии подняться на достаточно высокую ступень в иерархии государственных должностей - стать окольничим.40

Вид деревянной Казанской церкви Узкого в XVII столетии Рисунок А. Буздыгара

О занятиях Якова Максимовича в Москве мы не имеем достоверных сведений, но сама кончина храмоздателя послужила показателем его жизненного благочестия. "1685 года мая в 26 день, - читаем мы в одной из книг Патриаршего Казенного приказа, - Святейший Патриарх ходил в Чудов монастырь на погребение тела Якова Максимова сына Стрешнева" и там "при трапезе" раздавал милостыню.41 Яков Максимович не занимал высоких государственных должностей и мог быть известен Святейшему Иоакиму только своими личными достоинствами, Присутствие на похоронах Якова Максимовича Предстоятеля Русской Церкви является лучшим свидетельством его благочестивой жизни.

О многом говорит и место погребения Якова Максимовича Стрешнева - Кремлевский Чудов монастырь, создание Святителя Алексия, Митрополита Московского. Архимандритом и усердным строителем этой древней и особо почитаемой московской обители был Святейший Патриарх Адриан до возведения в сан епископа.42

Кратким сообщением о погребении Якова Максимовича Стрешнева заканчивается начальный период существования Казанской церкви в Узком. В 1693 году Узкое переходит в руки другой ветви рода Стрешневых и начинается трагическая и прекрасная история создания каменного Казанского храма, четвертое столетие несущего людям благодатный свет Святой веры.

* Оглавление *


1. До М. Ф. Стрешнева земли Узкого принадлежали кн. А. Ф. Гагарину и П. Г. Очин-Плещееву, а затем вновь попали в казну. Подробности владения пустошью Уское и прилегающими к ней землями, которые впоследствии составили вотчину М. Ф. Стрешнева, изложены в статье М. Ю. Коробко "Из истории Узкого: Название и первые владельцы" (Материалы для изучения селений Москвы и Подмосковья: Доклады и сообщения четвертой региональной научно-практической конференции "Москва и Подмосковье". М. 1996. С. 166-170). Исследователь высказал не лишенную оснований версию, что Уское получило свое название по роду дворян Уских, во владении которых в конце XVI - начале XVII века находились земли, расположенные недалеко от Узкого. Версия эта представляется вполне вероятной: в Подмосковье существовала деревня Уская (Карта Московского уезда с обозначением школ, районов школ, школьных комплектов, существующих и проектируемых для всеобщего обучения /Составитель А.В.Ермолаев. М. 1900//РГБ. Ко 5/VI-34); села с таким названием существовали и в других местностях (РГАДА. Ф.235. Оп.2. Д.138. Л.181).

2. Готье Ю. В. Окрестности допетровской Москвы // Москва в ее прошлом и настоящем. Т. 3. М. 1910. С. 35-36; Разоренова Н. В. Ближайшее Подмосковье в XVII-XVIII вв.//Русский город. М. 1979. Вып. 2. С. 145-146.

3. "За Максимом Федоровым сыном Стрешневым село, что была в проезжих землях пустошь Уское" (РГАДА. Ф. 1209. Оп. 1. Д. 9809. Л. 559об; там же. Дела старых лет по Московскому уезду. Д 9917. Л. 13). О семейном благочестии этой ветви Стрешневых говорит и тот факт, что родной брат Максима Федоровича Матвей также выкупил в 1629 году из казны пустошь и возобновил некогда стоявшую там церковь (Холмогоровы В. И. и Г. И. Исторические материалы... М. 1887. Вып. 5. С. 120-121).

4. Бочкарев В. Н. Московское государство XV-XVII веков по сказаниям современников-иностранцев. СПб. 1914. С. 82.

5. Савелов Л.М. Лекции по русской генеалогии. М. 1994. С. 108-113; Ерошкин Н. П. История государственных учреждений дореволюционной России. М. 1997. С. 36.

6. Платонов С.Ф. Лекции по русской истории. М. 1993. С. 356-357.

7. См.: Шеппинг Д. О. Древний Сосенский стан Московского уезда. М. 1895. С. 26 и прим. 13 к очерку 1.

8. Холмогоровы В. И. и Г. И. Исторические материалы... Вып. 8. С. 108.

9. Корсакова В. Д. Максим Федорович Стрешнев//Русский биографический словарь. Т. 19. СПб. 1909. С. 581.

10. Подробную историю первой женитьбы Михаила Федоровича см.: Забелин И.Е. Домашний быт русских цариц. М. 1869. С. 225-248.

11. Леонид (Кавелин), архимандрит. Лукьян Степанович Стрешнев //ЧОИДР. 1872. Кн.II. Смесь. С. 1-5.

12. Описание в лицах торжества, происходившего в 1626 году февраля 5 дня при бракосочетании Государя Царя и Великого Князя Михаила Федоровича с Государынею Царицею Евдокиею Лукьяновною из рода Стрешневых (Далее Описание в лицах...) М. Издание П. Бекетова. 1810. Рукопись, изданная П. Бекетовым (РГАДА. Ф. 135. Отд. 5. Рубр. III. № 8), является списком с иллюстрированного изложения "Книги Радости" - словесного описания свадьбы царя Михаила. Иллюстрации, вероятно, были сделаны к моменту бракосочетания кого-то из сыновей царя Алексея Михайловича: Федора, Иоанна или Петра (Волчкова М. Бракосочетание Михаила Федоровича: Публикация фрагментов уникального памятника, воссоздающего торжества при бракосочетании 5 февраля 1626 года//Мир музея. 1997. №6. С. 23-24).

13. Описание в лицах... С. 78-79; Долгоруков П. В. Российская родословная книга. СПб. 1857. Ч. IV. С. 412-413. Максим Федорович у Долгорукова ошибочно назван Михаилом, а дети его - Михайловичами. Французский исследователь М. Орбек считает Стрешневых выходцами из польского шляхетства и приводит этому некоторые геральдические доказательства (Orbec М. Les derniers des Strechnev. L'histore d'un nom jadis illustre en Russie. Paris. 1971. P.47-49).

14. Корсакова В. Д. Максим Федорович Стрешнев // Русский биографический словарь. Т. 19. СПб. 1909. С. 581.

15. Шишонко В.Н. Пермская летопись. Пермь. 1884. Т. III. С. 22-23.

16. Манухина Т. Святая благоверная княгиня Анна Кашинская. Париж. 19 54." С. 112.

17. Макарий (Булгаков), митрополит Московский и Коломенский. История Русской "Церкви. М. 1996. Кн. VII. С. 194-213, 354; Лебедев Л, протоиерей. Патриарх Никон//ЛебедевЛ., протоиерей. Москва Патриаршая. М. 1995. С. 126-127; Корсакова В. Д. Семен

Лукьянович Стрешнев // Русский биографический словарь. Т. 19. СПб. 1909. С. 587.

18. Макарий (Булгаков), митрополит Московский и Коломенский. ук. соч. Т. VII. С. 367; Корсакова В. Д. Родион Матвеевич Стрешнев// Русский биографический словарь. Т. 19. СПб. 1909. С. 583-584.

19. Иванов Б. Алфавитный указатель фамилий и лиц, упоминаемых в боярских книгах, хранящихся в I отделении Московского архива министерства юстиции. (Далее Алфавитный указатель....) М. 1853. С. 392, 394.

20. Забелин И.Е. ук. соч. С. 350.

21. Писарев Н.Н., священник. Домашний быт русских Патриархов. Казань. 1904. С. 81.

22. Корсакова В. Д. Максим Федорович Стрешнев // Русский биографический словарь. Т. 19. СПб. 1909. С. 581.

23. Деревянный собор в честь Казанской иконы Божией Матери князь Пожарский возвел в 1626-1630гг. В 1635 г. собор сгорел, царь Михаил Федорович распорядился заново отстроить его в камне и пожертвовал на его создание кирпич от возводившегося в Кремле дворца. Каменный собор был освящен в 1636 году Патриархом Иосифом в присутствии государя и князя Дмитрия Михайловича Пожарского (Паламарчук П. Г. Сорок сороков... М. 1994. Т. 2. С. 12).

24. В. В. Шереметевский в своей интереснейшей работе "Исторический элемент в московской и подмосковной храмовой номенклатуре" (НИО рукописей РГБ. Ф. 177. К. 52. Ед. хр. 11) объясняет посвящение храма в Узком Казанской иконе "усердием, которое обнаруживали к ней приближенные царя Михаила", но никаких обоснований этому не приводит. (Там же. Л. 4). Вряд ли благочестивый создатель храма в Узком руководствовался столь "практическими" и примитивными соображениями, а не собственным живым чувством благодарности Царице Небесной за чудеса и милости, явленные от Ее Казанской иконы.

25. Патриарх Ермоген: Жизнеописание, творения, исторические предания, чудеса и прославление. М. 1997. С. 40, 48.

26. Приходское чтение: Приложение к Церковным ведомостям. 1911. №16. С. 352.

27. Денисов Л. И. Православные монастыри Российской империи. М. 1908. С. 86.

28. Корсакова В. Д. Максим Федорович Стрешнев // Русский биографический словарь. СПб. 1909. Т. 19. С. 581; Шишонко В. Н. ук. соч. С. 52-54, 56.

29. Холмогоровы В. И. и Г. И. Исторические материалы... Вып. 8. С. 108.

30. Готье Ю. В. ук. соч. С. 41.

31. Холмогоровы В. И. и Г. И. Исторические материалы... Вып. 8. С. 108- 109.

32. Там же; РГАДА. Ф. 1209. Дела старых лет по Московскому уезду. Д.9917. Лл.13об.-14.

33. Корсакова В.Д Яков Максимович Стрешнев//Русский биографический словарь. Т. 19. СПб. 1909. С. 593-594.

34. Холмогоровы В. И. и Г. И. Исторические материалы... Вып. 8. С. 109.

35. Шимко И. И. Патриарший Казенный приказ//Описание документов и бумаг, хранящихся в Московском архиве Министерства Юстиции (Далее ОДиБ). М. 1894. Кн. IX. С. 144-154.

36. ОДиБ. М. 1872. Кн.II. С.81.

37. Холмогоровы В. И. и Г. И. Исторические материалы. М. 1886. Вып. 3. С. 105-106.

38. РГАДА. Ф-1209. Оп. 1. Д. 9820. Ал. 123-123об.

39. Иванов В. Алфавитный указатель... С. 394.

40. Долгоруков П. В. Российская родословная книга... Ч. IV С. 415. Правда, "Алфавитный указатель фамилий и лиц, упоминаемых в боярских книгах..." таких сведений не содержит, но окольничим Дмитрий Яковлевич действительно был (Иванов В. Алфавитный указатель... С. 393).

41. РГАДА. Ф.235. Оп.2. Д. И5. Л. 173.

42. Скворцов Г. А. Патриарх Адриан, его жизнь и деятельность в связи с состоянием Русской Церкви в последнее десятилетие XVII века (Далее Патриарх Адриан...). Казань. 1913. С. 3-4.

* Оглавление *

Смотрите также:


Баннерная сеть "Исторические сайты"

Rambler's Top100
Rambler's Top100


Rating All-Moscow.ru
ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU
 
Design: Русскiй городовой