Москва Наш район Фотогалерея Храм св. Анастасии

Автор   Гостевая   Пишите
Google

WWW
TeStan

Карты Москвы

Книги о Москве

Статьи о Москве

Музеи Москвы

Ресурсы о Москве

Главная>>Москва>>Книги о Москве>>Усадьба Узкое

Коробко М.Ю. Усадьба Узкое: историко-культурный комплекс XVII-ХХ веков.

Сперанский Г.Н. КОЕ-ЧТО О СТАРОМ УЗКОМ

Публикуется впервые по рукописи, хранящейся в библиотеке санатория РАН "Узкое . Сперанский Георгий Несторович (1873 - 1969) - врач-педиатр, член-корреспондент АН СССР, академик Академии медицинских наук.

Многие из отдыхающих и лечащихся в санатории "Узкое" выражают желание узнать, что было в здании санатория до основания последнего, кому оно принадлежало, что это было за имение. <И> считая для себя возможным дать подробные сведения об этом доме, <е>го прежних владельцев, я, за неимением других данных, решил все-таки рассказать о том, чему я был очевидцем, так как мне пришлось одно лето прожить в этом доме и иметь дело с прежними владельцами. Думаю, что кроме меня, едва ли кто может сообщить сведения о том, что было так давно, а они могут представить некоторый интерес, хотя очень много уже исчезло у меня из памяти.

Будучи еще гимназистом, я для покрытия своих личных расходов не брал денег у отца,1 содержащего семью на пенсию, а пытался заработать небольшие деньги уроками. Так было и в годы моего студенчества. Будучи знаком по гимназии с семьей Нила Федоровича Филатова (известного в то время профессора-педиатра), <я бы>л через их знакомую Екатерину Павловну Давыдову, жену Николая Васильевича Давыдова, известного в Москве судебного и общественного деятеля, друга С.Н.Трубецкого,2 рекомендован в качестве репетитора для подготовки к экзаменам для поступления во 2-ой класс гимназии сына Петра Николаевич Трубецкого. Князь П.Н.Трубецкой был в это время предводителем дворянства Московской губернии, жил тогда в Москве в доме Бутурлиных на Знаменке (теперь ул. Фрунзе), где потом помещалась частная гимназия Кирпичниковой.3 Я отправился к жене П<етра> Н<иколаевича> Александре Владимировне, быстро договорился с ней и переехал к ним в Узкое на три месяца, чтобы заниматься с их сыном Володей. Это было в 1895 году, когда я только что перешел на третий курс медицинского факультета Московского университета, то есть 65 лет тому назад. Когда я приехал со своим учеником в Узкое, меня, конечно, поразила величина и богатая обстановка дома; мне не приходилось до сих пор бывать в таких богатых помещичьих домах.

Внешний вид дома был таким же, что и теперь, но только не было верхних галерей, соединяющих центральный дом с флигелями. Так называемый теперь "северный корпус" был занят комнатами, главным образом для педагогического персонала, которого было довольно много, так как в семье владельца имения было четверо детей — две девочки и два мальчика. Кроме того, летом там жил сводный брат П<етра> Н<иколаевича> Сергей Николаевич Трубецкой <приват> доцент Московского университета, а затем профессор философии и ректор Университета, очень образованный, на редкость симпатичный человек, большой друг философа Владимира Соловьева. У С.Н.Трубецкого было двое детей,4 кроме того, летом приезжали их родственники и тоже с детьми. Таким образом, детей в Узком было много и у всех их были гувернантки, русские, немки, француженки, бонны; был врач А.В.Власов с женой, которые летом тоже жили в Узком.5 Оба этажа теперешнего северного корпуса были заняты всем этим персоналом. Мне была отведена комната в нижнем этаже, где сейчас помещается зубоврачебный кабинет. Тогда это была очень большая комната, которая теперь разделена на две.

Бросалось в глаза большое количество цветов на клумбах, на всех балконах. Был зимний сад с пальмами, помещавшийся в закруглении столовой, отделявшейся несколько от последней выступами на противоположных стенах. Теперь это одна комната — столовая санатория. Тогда во всю длину столовой от зимнего сада до входа стоял большой стол, за которым сидели во время еды все члены семьи Трубецких, дети, гости и учительский персонал. Кушанья подавали два лакея во фраках. Кухня помещалась там же, где и теперь. Верхний этаж центрального дома был занят хозяевами и их родственниками и детьми. Теперь некоторые комнаты разделены и поэтому число их больше, чем раньше. Гости жили в верхнем этаже "южного корпуса". В нижнем этаже центрального дома рядом со столовой, где теперь библиотека, помещалась диванная, где сидели, отдыхали, беседовали, курили хозяева и гости. Зал остался, конечно, таким же, как был, кроме мебели, там, где сейчас, как и прежде, камин, была вторая гостиная, где теперь стоит телевизор, а теперешняя биллиардная была кабинетом князя П<етра> Н<иколаевича>.

Флигель, где живет директор санатория, был одноэтажным небольшим домиком, где жили различные служащие, в том числе и столяр со своей мастерской.6 Имелось большое хозяйство: теплицы, парники, каменная оранжерея (и теперь еще в ее развалинах кое-кто живет), там помещается сейчас склад спортинвентаря: лыжи, коньки и т.д. Площадка для тенниса и теперь на том же месте и так же была обнесена сеткой. Купальня на том же месте в одном из прудов. Церковь, конечно, фукционировала по праздничным и воскресным дням, но я всегда на выходные дни уезжал в Москву, так что не был на службе в церкви. Конный двор стоит до сих пор, где гараж и сельпо.7

Дом был выстроен отцом П<етра> Н<иколаевича> князем Николаем Петровичем Трубецким и был передан, или продан, как и все имение, Петру Николаевичу; этого уж я не знаю. К так называемым "Небесным воротам" вела шоссейная дорога. Асфальтирована <она> была сравнительно недавно санаторием. Дорога эта была уже тогда обсажена лиственницами, только они были в то время еще молодыми. Во время последней войны артиллеристы спилили часть этих деревьев, так как они могли мешать ориентировке и обстрелу при наступлении немцев на Москву. Теперь эта лиственничная аллея восстановлена, поэтому деревья разного размера. Сам дом, то есть его центральная часть, деревянный, выстроен из здешних дубов и оштукатурен. Оба флигеля — кирпичные.

Мой день как репетитора проходил в занятиях с Володей, гуляний, купаньи, играх, прогулках в соседние деревни и поездках раза два в месяц с детьми к соседям, преимущественно родственникам Трубецких. Работал также у столяра, что я очень люблю до сих пор. Немного фотографировал. У меня сохранились две фотографии, которые я прилагаю к написанному мною. Ездили, между прочим, к деду Трубецкому Н.П. в его имение, где оно было, я уж не помню.8

Ездили в двух колясках, запряженных парой лошадей. Старик Н<иколай> П<етрович> был не какой-либо дряхлый, бывал в Москве на концертах, был почетным опекуном Московского Воспитательного дома. Где было его имение <...>* от Узкого. Много лет спустя я во время одной из прогулок летом из своей дачи в районе г. Дмитрова уже после революции попал в одно село и около него увидел запущенный, заросший травой бывший большой пруд и развалившуюся на плотине мельницу, которые вызвали у меня воспоминание чего-то знакомого. Я вспомнил, что видел когда-то этот пруд, мельницу и церковь, а затем, отправившись от нее, нашел фундамент большого дома, в котором узнал остатки дома, принадлежащего Н.П.Трубецкому, когда я был в нем в 1895 году. Этот дом сгорел, но когда, мне не удалось выяснить у жителей этого села. Это мое посещение было лет 20-25 назад, так что прошло лет 40 после моего первого приезда к Н.П.Трубецкому.

Несколько слов о бывших хозяевах Узкого: Александра Владимировна Трубецкая, жена П<етра> Н<иколаевича>, ее девичью фамилию я забыл (может быть, вспомню как-нибудь), конечно, была из того же аристократического круга. Дворяне ведь редко женились и выходили замуж за разночинцев. Это была молодая, еще красивая женщина, очень властная, всегда державшая себя очень выдержанно со всеми у них служащими, в том числе и с педагогическим персоналом. С ней, как и с П<етром> Н<иколаевичем>, я мало имел дело. Чаще всего приходилось разговаривать с С<ергеем> Н<иколаевичем> Трубецким и его женой Прасковьей Владимировной. Она была как-то проще и вообще симпатичнее.

Ее <двоюродная> сестра, которую дети звали тетя "Азя"9, старая дева, над которой любил всегда подшучивать С<ергей> Н<иколаевич>, была, пожалуй, еще лучше - не лицом, а всем обращением с людьми, охотно играла с нами, т.е. с Володей, и его старшей сестрой10 и со мной, в теннис и другие игры, болтала всякий вздор. Она была старше своей сестры, высокого роста, худая, любила ездить на лошади, конечно, на дамском седле; по-видимому, это когда-то входило в ее образование, так как по просьбе Володи она демонстрировала высокую школу верховой езды на маленькой овальной площадке около главного входа в дом. Эта площадка и до сих пор сохранилась перед входом с цветником посередине, отгороженным каменной <...> цепями. На этой овальной дорожке старая княгиня11 показывала все аллюры: шагом, рысью, галопом, быстрые повороты и т.д., чем приводила в восторг детей. С<ергей> Н<иколаевич> смеялся над ней, говорил: "Черна, как галка, суха, как палка. увы, весталка! Тебя мне жалко!". Она уже не обижалась, по-видимому, привыкла. Здесь же, кстати, сохранились старинные <два> фонаря, только лампы у них теперь электрические.

В передней осталось от Трубецких великолепное зеркало из двух половинок, двигающихся на шарнирах и колесиках в рамах из красного дерева. Мне кажется, что и мебель в передней, кроме вешалки, та же самая.12 Из картин я помню хорошо одну, которая висит в гостиной, где изображена красивая женщина, пробующая ногой воду. С этой картиной, как я потом слышал, связана легенда. Один из предков Трубецких был женат на этой женщине, которая влюбилась в художника, написавшего ее портрет. Муж, узнав об этом, посадил ее и художника на цепь в подземелье дома, который был на месте теперешнего. Там они и умерли. Будто Петр I велел расследовать это дело, и в подземелье были найдены мужской и женский скелеты в цепях. Будто..., будто..., на то и легенда.13

Князь Петр Николаевич Трубецкой, хотя и занимал высокий выборный пост губернского предводителя дворянства, был не из умных, но очень богатым человеком, которому мать оставила большое наследство. У него было несколько тысяч десятин земли в Донской области, заводы, виноградники и т.п. Многие продукты, фрукты, вина он получал из имения, которое называлось Донское,14 куда он любил ездить и жить там больше, чем в подмосковном Узком. Вероятно, <там> он чувствовал себя свободнее и мог вести более широкий образ жизни. <...> должность предводителя дворянства требовала больших расходов, почему дворяне и выбирали богатых помещиков в предводители. П<етр> Н<иколаевич> не блистал умом, но средства и внешность его были подходящи. Рассказывают, что однажды на дворянских выборах (это не специально про Трубецкого) один из кандидатов в предводители стал отказываться, говоря дворянам, что им нужно умного человека в председатели, а ему отвечали: "Нам не нужно умного, нам Вас нужно". А он был один из самых богатых помещиков. Это мне передавал один из Участников на тех выборах.

Надо сказать, что П.Н.Трубецкой бесславно окончил свою жизнь. Он ухаживал, и, по-видимому, успешно за женой своего племянника Кристи (если не ошибаюсь, последний был председателем Московской уездной земской управы) и хотел уехать с ней за границу. Но Кристи явился на вокзал и в вагоне застрелил П<етра> Н<иколаевича> из револьвера.15 Чтобы не было скандала, этому делу не было дано хода. Это событие так и заглохло.

В 1919 году семья Трубецких через Одессу выехала за границу. Мой бывший ученик Владимир Петрович Трубецкой, как мне рассказывали, жил там не очень хорошо и умер внезапно от сердечного приступа, когда очень волновался по поводу первого выступления его дочери как певицы на каком-то концерте. О других членах их семьи я ничего не слышал. Дети С<ергея> Н<иколаевича>, кажется, вернулись на родину. Старший из них, которого я знал мальчиком дошкольного возраста, Котик, был затем крупным ученым-филологом, но с юных лет страдал рано развившейся катарактой обоих глаз. Кто-то из его детей или детей его сестры и сейчас работает в Москве.16 Сам С<ергей> Н<иколаевич> оставил на всю жизнь во мне лучшие воспоминания как очень культурный, интересный, живой, веселый, остроумный человек. Я, конечно, не мог судить о нем как об ученом или вести с ним серьезные беседы о его философских воззрениях, но всегда чувствовал приветливое, ласковое к <себе> отношение. С.Н.Трубецкой хорошо охарактеризован в воспоминаниях Н.В.Давыдова под названием "Из прошлого",17 2-ой том которых теперь имеется в библиотеке санатория "Узкое".

Хочется сказать еще несколько слов о Паоло Трубецком. Он был двоюродным братом сыновей Ник<олая> Петровича Трубецкого Сергея, Евгения и Петра. учился и жил всего больше в Италии и был известным скульптором. В лето 1895 года он приезжал в Москву и был в Узком; я его видел только один раз, не зная о нем как о скульпторе и не много составишь о нем себе представление, но видел потом его скульптуру детей С<ергея> Н<иколаевича> Котика с сестрой. Эта скульптура очень хорошая, создана была в этом или предыдущем году, судя по возрасту детей. Долгое время она стояла в Узком в санатории, а затем исчезла. Говорят, что она теперь в Ленинградском Доме ученых Академии наук. Она стояла в санатории в верхнем коридоре северного корпуса, где сейчас стоит несчастная Венера с отбитыми руками.18

Мне пришлось быть еще раз в Узком, когда я был уже врачом. А.В.Трубецкая, когда в 1900 г. в Узкое привезли тяжелобольного их друга Владимира Соловьева, решила, что у него туберкулезный менингит. Эту болезнь, которая бывает чаще всего у детей, знают всего лучше детские врачи, поэтому она вызвала меня к Соловьеву. Он лежал уже без сознания в кабинете П<етра> Н<иколаевича>. На консилиуме с невропатологом,19 с которым мы приехали вместе, мы отвергли этот диагноз и предположили у него уремию, что и подтвердилось затем на вскрытии. Воспоминания о нем более подробные помещены тоже Н.В. Давыдовым в его книге "Из прошлого", которая теперь представляет библиографическую редкость.20

Другие мои более мелкие воспоминания об Узком, кот<орые сохранились> у меня после 65-летнего периода, о моем знакомстве с Трубецкими и их жизни, мне кажется, не представляют особого интереса, потому я заканчиваю, но только хочу поместить на этой странице сохранившиеся у меня с того времени фотографии, которые хочу наклеить.

ЗО.VIII.<19>60г.

* Оглавление *


1 Отцом мемуариста был статский советник Нестор Михайлович Сперанский (1827-1913).

2 Филатов Н.Ф. (1847-1902) - профессор и руководитель 1-й самостоятельной кафедры детских болезней Московского университета - учитель Г.Н.Сперанского, который в 1898 году женился на его племяннице Елизавете Петровне Филатовой (1877-1958) Давыдов Н.В. - двоюродный брат С.Н.Трубецкого. Е.П.Давыдова приходилась двоюродной сестрой жене С.Н.Трубецкого - Прасковье Владимировне и, соответственно, супруге владельца Узкого П.Н.Трубецкого - Александре Владимировне.

3 Ныне уже опять Знаменка, д. 12/2. Гимназия дочери профессора Московского университета Е.А.Кирпичниковой, находившаяся в этом здании, была одним из первых отечественных учебных заведений, в которых было введено совместное обучение мальчиков и девочек.

4 У П.Н.Трубецкого было пятеро детей. У С.Н.Трубецкого было трое детей. С.Н.Трубецкой стал профессором только в 1900, а ректором в 1905-м гг., т.е. значительно позлее описываемых событий.

5 А.В.Власов женился лишь в 1898 году на Софье Александровне Ивановой (1875-1942), которая вместе с ним была в Узком — она обучала музыке детей Трубецких.

6 В настоящее время арендован местным священником.

7 В настоящее время оранжерея используется по первоначальному назначению, купальня сгорела в кон. 1980-х гг., конный двор в основном используется под склады Ремонтно-строительного управления РАН.

8 Имение Н.П.Трубецкого называлось Золотилово (Дмитровский уезд Московской губернии). ЦИАМ, ф. 131, оп. 59, д. 3957, л. 35, 39.

9 По свидетельству Г.Н.Трубецкого, после неудачного романа с его братом Евгением, "Бедная Азя осталась на всю жизнь каким-то искалеченным существом. По существу она доброй благородный душой, но с каким то изломом, органическим недостатком простоты, который делал ее внешне смешной. Она всегда принимала какую-то позу и сидела боком на одной половинке: и голос, и жесты, и разговор ее были какие-то вычурные и ненатуральные, которые скрывали истинное ее существо, хорошее и несчастное. Она напоминала птицу, выпавшую из гнезда и сломавшую себе одно крыло. Так всю жизнь она летала как-то на бок одним крылом, возбуждая насмешливость тех, кто проникал глубже в трагедию ее жизни, не только трагедию неразделенной любви, но и какого-то органического надлома ее существа, рано осиротевшей девочки, которую могла выправить только любящая мать". ОР РГБ, ф. 743, к. 13, ед. хр 1, л. 173-174.

10 У Владимира Трубецкого были только младшие сестры - Софья, Любовь и Александра.

11 Нужно - княжна.

12 В настоящее время в прихожей помимо зеркала, ранее имевшего и третью часть, находятся стол и два дивана итальянской работы кон. XVII в.

13 Эта легенда, абсолютно не соответствующая действительности (картина написана лишь в 1868 г. немецким художником А.Х.Риделем, была использована писателем В.И.Чивилихиным в его романе - эссе "Память" :

"С имением связано немало легенд и былей. Наполеон будто бы со здешней церковной звоницы встревоженно наблюдал, как выползают из Москвы и тянутся по Калужской дороге его опаленные легионы. А вот висит в простенке зала прекрасная старинная картина неизвестного художника - очаровательная молодая женщина в легком платье сидит в глубокой задумчивости на берегу пруда. Г.М. Кржижановский об этой картине сочинил стихи:

Вот с обнаженным плечиком красавица младая
О чем - то роковом грустит,
Красиво пурпур ткани ножку обрамляет,
Увы, жестокий век ее не пощадит...

Один из владельцев имения заказал крепостному художнику этот портрет жены, несчастный влюбился в оригинал, встретил взаимность, и муж тайно заточил обоих в подземелье. При Петре I будто бы началось следствие, и в глубоком подвале нашли два скелета - влюбленные были прикованы к противоположным стенам каменного мешка на короткие цепи...". Чивилихин В.Д. Память: Роман-эссе. Кн.1. М., 1988. С. 492.

14 Имения Донское у П.Н.Трубецкого не было. По-видимому, имеется ввиду Казацкое.

15 Об обстоятельствах гибели П.Н.Трубецкого см. наст. изд. С. 90-92.

16 Ныне в Москве живут потомки только одного сына С.Н.Трубецкого - Владимира. Его брат и сестра из эмиграции не возвращались.

17 Давыдов Н.В. Из прошлого. Ч. II. М., 1917. С. 97-138.

18 Эта скульптура изображает Николая и Владимира Трубецких - сыновей С.Н. Трубецкого. Первоначально она находилась в большой гостиной главного дома.

19 Невропатолог, приехавший со Г.Н.Сперанским в Узкое, - Александр Александрович Корнилов.

20 Давыдов Н.В. Указ. соч. С. 139-154.

* Оглавление *

Смотрите также:


Баннерная сеть "Исторические сайты"

Rambler's Top100
Rambler's Top100


Rating All-Moscow.ru
ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU
 
Design: Русскiй городовой