Москва Наш район Фотогалерея Храм св. Анастасии

Автор   Гостевая   Пишите
Google

WWW
TeStan

Карты Москвы

Книги о Москве

Статьи о Москве

Музеи Москвы

Ресурсы о Москве

Главная>>Москва>>Книги о Москве>>Усадьба Узкое

Коробко М.Ю. Усадьба Узкое: историко-культурный комплекс XVII-ХХ веков.

Глава V. Князья Трубецкие и Владимир Соловьев

Герб Трубецких
Герб Трубецких

Князь Петр Николаевич Трубецкой, новый хозяин Узкого, был типичным русским барином, любившим хорошо поесть и весело пожить, ценителем породистых лошадей и шикарных женщин, что, в конце концов, его и погубило. Князь "… всегда был поглощен каким-либо одним делом, вокруг которого он развивал кипучую энергию, и для этого дела шагал не только через препятствия, но и через людей, когда они попадались по дороге и мешали",1 - писал его сводный брат философ Евгений Николаевич Трубецкой (1863 - 1920).

Начав службу по ведомству Министерства внутренних дел, Петр Трубецкой на протяжении многих лет последовательно занимал ответственные выборные должности, сперва Московского уездного (в 1887 - 1889 годах), а затем губернского (по 1906 год) предводителя дворянства. Во время первой русской революции князь стал одним из основателей Союза русских людей - тогда чуть ли не единственной черносотенной организации в России.

Князья Трубецкие. Генеалогическое древо

Переход Узкого в руки Петра Трубецкого в 1883 году почти совпал с продажей родовой подмосковной вотчины Трубецких - Ахтырки (Дмитровский уезд), принадлежавшей его отцу Николаю Петровичу. Там существовал ансамбль, композиционно сходный с Узким: классический барский дом с портиком, соединенный переходами с флигелями. Но он был более художественным, так как сооружался хорошим столичным архитектором, имя которого, к сожалению, не сохранилось.2

Князь Николай Петрович Трубецкой с детьми - Петром и Марией
Князь Николай Петрович Трубецкой с детьми - Петром и Марией. Фото нач. 1860-х гг. Частное собрание (Франция).

Николай Петрович Трубецкой поддерживал связи со своими детьми от первого брака, но его назначение в 1876 году вице-губернатором в провинциальную Калугу вполне естественно сделало их встречи менее частыми. Так, он даже не смог приехать в Узкое на двадцатипятилетие Петра Трубецкого, пышно отпразднованное в главном доме усадьбы 4 октября 1883 года. Правда, в имение прибыла его супруга Софья Алексеевна с одной из дочерей, Варварой (1870 -1933, впоследствии Лермонтова), и младшим сыном Григорием (1873 - 1929), будущим идеологом белого движения. Но причина их приезда была более чем прозаическая - стало необходимо показать детей московским врачам, что совпало по времени с праздником, который оказалось неудобно не посетить.3 Среди многочисленных друзей, знакомых и родственников юбиляра был и помощник государственного контролера (позже контролер) Тертий Иванович Филиппов (1825 - 1899), приехавший в Узкое вместе с семьей.4

Княжна Софья Николаевна Трубецкая
Княжна Софья Николаевна Трубецкая. Фото кон. I860 - нач. 1870 гг. Частное собрание (Франция).

Старшая сестра нового владельца имения: Софья Николаевна Гле-бова 3 июня 1884 года родила в усадьбе дочь Софью Владимировну (ум. 1943). Ее "восприемниками" на крестинах, совершенных 14 июня в той самой церкви, где несколько лет назад венчались родители, были сестра матери - Мария Николаевна Кристи и генерал-майор свиты граф Николай Федорович Орлов-Денисов.5

В 1902 году Софья Владимировна Глебова стала женою искусствоведа графа Юрия Алексеевича Олсуфьева (1878 - 1938). После начала войны она была арестована "за распространение антисоветских слухов" и, не выдержав тягот заключения, скончалась 15 марта 1943 года в концлагере, находившемся в бывшем Свияжском монастыре. Такова ее печальная судьба.

1 октября 1884 года произошли существенные перемены в жизни хозяина Узкого Петра Николаевича Трубецкого - он женился на княжне Александре Владимировне Оболенской (1861 - 1939). По мере роста семьи П.Н.Трубецкому пришлось принять меры к перестройке обветшавшего барского дома в Узком. Главную роль в этом сыграл его отец, Николай Петрович, к сожалению, не имевший художественного вкуса, что сказалось еще в систематическом искажении им Ахтырки. Выбор архитектора для проведения реконструкции усадьбы определялся лишь родственными связями и, разумеется, оказался неудачен. Перестраивать Узкое был приглашен Сергей Константинович Родионов (1860 - 1925),6 женатый на одной из племянниц Николая Петровича Трубецкого - княжне Шаховской. В истории русского искусства это лицо, в сущности, второстепенное. Но для нас важно, что именно благодаря ему усадьба в значительной степени приобрела привычный для нас облик. Родионов "…был хороший человек, но недалекий и довольно бездарный архитектор и не очень толковый. Мой отец, бывший почетным опекуном и ведавший Елисаветинской больницей, устроил его архитектором, кажется, в институте, - писал Григорий Николаевич Трубецкой. - Родионов часто являлся с докладом к моему отцу, который относился к нему всегда заботливо, но нередко сердился на его бестолковость. Родионов был не без претензий на "изящные манеры", а в Дворянском собрании всегда был в партии крайних консерваторов. Благодаря протекции отца ему была поручена архитектурная реставрация Успенского собора перед коронацией императора Николая II, и он навлек на себя большое негодование любителей старины, пробив окно в стене собора для коронации".7

Князь Николай Петрович Трубецкой с женою Софьей Алексеевной и детьми. Слева направо, стоят: Елизавета, С.А.Трубецкая, Ольга и муж дочери Антонины - Федор Дмитриевич Самарин; сидят: Сергей, Варвара, Н.П.Трубецкой, Евгений и Антонина. Внизу: Марина и Григорий. Фото Гольдберга, ок.1886 г. ГЛМ.

В ходе реконструкции барского дома его планировка частично изменилась. Одна из комнат, примыкавшая к кабинету владельца и расширенная пристройкой, превратилась в вестибюль. "Гостиная к прудам" и "гостиная в сад" были объединены в одно огромное помещение - залу или большую гостиную, соответственно имевшую выходы в обе стороны. Интерьеры получили другое убранство, думается, более эклектичное, чем прежнее. Однако анализ имеющихся изобразительных источников, к слову сказать, достаточно скудных, позволяет предположить, что часть вещей, находившихся в Узком со времен Толстых, была сохранена. Вместе с тем в обстановку были привнесены и совсем новые элементы, никак не связанные между собою ни стилистически, ни композиционно. Отметим среди них чучело большого бурого медведя, держащее в лапах булаву и блюдо для визитных карточек. Оно было охотничьим трофеем старшего сына владельца имения - Владимира Петровича Трубецкого (1885 - 1954), и, следовательно, могло, появиться в усадьбе не ранее начала XX века. Чучело украшало просторный вестибюль барского дома еще в 1930-х годах8.

Западный фасад главного дома в Узком
Западный фасад главного дома. Перед зданием дети П.Н. и А.В. Трубецких и учительница С.А. Иванова. Фото 1895 г. Собрание Е.В. Власовой (Москва)

Размещение вещей в здании не было подчинено какой-либо определенной системе. На первый план выдвигались лишь функциональные удобства. Несмотря на это, интерьеры все же оказались достаточно пышными, как и подобало усадьбе предводителя дворянства. Как водится, помещения украшала живопись. Несколько картин, оставшихся от Трубецких, уцелели в Узком до настоящего времени.

Одна из них работы немецкого мастера Августа Хенрика Риделя (1799 - 1883) "Девушка у ручья" или "Купальщица", написанная художником в 1868 году. На ней изображена полуобнаженная дама, пробующая ногой воду - сюжет в сущности полуфривольный, тем более, что эта вещь замечательна своей сакральностью. Ее варианты одно время находились во многих богатых домах, даже в Зимнем Дворце, а изображаемая женщина, по желанию заказчика, становилась блондинкой или брюнеткой. В общем, это был как бы своего рода кич, обязательный в те годы для роскошного особняка. По-видимому, Узкое обязано им одному из предыдущих владельцев, скорее всего, В.П.Толстому. Малую гостиную украшала ныне утраченная большая гравюра с изображением сценки из Отечественной войны 1812 года - раненый французский кирасир опирается на свою лошадь. Уже в эмиграции В.П.Трубецкой обнаружил другой оттиск этой гравюры на парижском "блошином рынке" и приобрел его на память об Узком.9

Трубецкие в Узком. На скамейке слева направо: Александра Владимировна с дочерью Любовью, Петр Николаевич с сыном Николаем, Прасковья Владимировна и старший сын П.Н. и А.В. Трубецких - Владимир. За скамейкой стоят женщины, служившие в Узком. Фото 1895 г. ГЛМ

В большой гостиной находится мебель конца XIX века, принадлежавшая Трубецким - гарнитур из кресел и диванов в стиле модерн. Украшением вестибюля до сих пор является огромное, почти во всю высоту стены, раздвижное зеркало в рамах из красного дерева - трельяж. Ныне оно состоит лишь из двух частей. Другой гостиный гарнитур еще до революции перевезли из усадьбы в Москву сами Трубецкие. Во время гражданской войны он стал собственностью Московской чрезвычайной комиссии.10

В усадебном доме находилась большая библиотека. Судить о круге чтения Трубецких можно лишь по тому, что сохранилось, а это, в основном, романы и классика, многое на французском языке. В настоящее время количество книг, сохраняющихся в Узком с дореволюционных времен, не превышает тысячи томов.

Отметим, что Узкое никогда не входило в число подмосковных, прославившихся своими коллекциями и редкостями. Здешние помещики не принадлежали к числу профессиональных собирателей памятников старины. Поэтому их вещи, осевшие в усадьбе, до известной степени случайны. По этой же причине в Узком никогда не было каких-либо особо значительных памятников искусства. Собственность Трубецких приобрела этот статус лишь с течением времени. То, что уцелело, свидетельствует о вкусах, интересах, пристрастиях их владельцев. Поэтому фрагменты "наследства" Трубецких в сочетании с родными для них стенами в первую очередь интересны как осколки безвозвратно ушедшего усадебного быта, характерного для таких богатых и больших имений, каким и было в свое время Узкое.

Князь Петр Николаевич Трубецкой. Фото 1890-х гг. ГЛМ.

Усадебный парк, переходящий в лиственный лес, также подвергся реконструкции. По инициативе супруги владельца имения княгини Александры Владимировны Трубецкой там был проложен ряд новых дорожек с лавочками. На окраине Марьиной рощи, на берегу пруда, был сооружен небольшой деревянный домик, в котором можно было отдохнуть. В то же время подъезды к усадьбе со стороны Калужской дороги и соседнего имения Ясенево, тогда принадлежавшего генеральше Марии Сергеевне Бутурлиной, урожденной княжне Гагариной (1815 - 1902), были обсажены лиственницами (аллея на Ясенево просуществовала до конца 1920-х - начала 1930-х годов).11 В старинном московском доме этой помещицы, унаследованном ее сыновьями, до 1906 года находилась московская квартира П.Н. и А.В.Трубецких (ул. Знаменка, ныне д. 12/2). Там же размещалась и главная контора, управлявшая имениями главы семьи, в том числе Узким.12 Особняк Бутурлиных, сильно пострадавший в 1812 году во время пожара Москвы, был известен и Льву Толстому, поселившему в нем отца своего литературного героя - Пьера Безухова. Сам великий писатель посетил это здание в 1881 году, навестив среднего сына Бутурлиной Александра Сергеевича (1845 - 1916), участвовавшего в революционном движении.

Возможно, к работам по переустройству парка в Узком имеет отношение письмо П.Н.Трубецкого к владельцу подмосковного имения Отрада (Серпуховский уезд) графу Анатолию Владимировичу Орлову-Давыдову, жене которого одно время принадлежала часть Узкого. 2 февраля 1888 года князь сообщил ему об идее прокладки в своих владениях некоего шоссе. К сожалению, не сохранились планы, приложенные к письму. На них были зафиксированы профили предполагаемой дороги: "… один в парке без канав, а другой по линии, как обыкновенно".13

Старинный дом Отрады с великолепными интерьерами екатерининской эпохи очаровал Трубецких, посетивших эту усадьбу в 1891 году. Но они были вынуждены, не задерживаясь, вернуться в Москву, так как у главы семьи князя Петра Николаевича оказались неотложные дела в городе: "Возвратившись из Отрады, провели день самым бестолковым образом - сначала были выборы, потом обед и гласными <депутатами - М.К.> до 7 час<ов> веч<ера>. Потом пошли в театр, откуда ужинать и затем прямо отправились в Узкое. Очевидно, что на другой день проспали 24 часа и во сне видели и Ваш фонтан, и ключи со всех сторон и плавающие со всех сторон форели. Ваша Отрада положительно прелестна и я от нее в восхищении",14 - восторженно сообщал П.Н.Трубецкой А.В.Орлову-Давыдову 7 сентября 1891 года.

Трубецкие в Узком
Княгиня Александра Владимировна Трубецкая с детьми, слева направо: Любовь, Александра, Николай, Софья и Владимир. Фото 1895 г. Рукой княгини сделана надпись "На память лета в Узком. А. Трубецкая. 1895 г." Собрание Е.В.Власовой (Москва)

В летние месяцы в Узкое съезжались многочисленные отдыхающие - друзья и родственники Трубецких. В конце лета - начале осени они обычно отправлялись в одно из южных имений П.Н.Трубецкого - Казацкое (Херсонской губернии и уезда), где был большой конный завод и многочисленные виноградники, урожай с которых служил сырьем для великолепных вин, изготавливаемых по рецептам князя. Виноградники были заложены в 1896 году, а уже через несколько лет вина из Казацкого и расположенного по соседству другого имения П.Н.Трубецкого - Долматово (Днепровский уезд Таврической губернии) получили ряд отечественных и международных призов.15 Недаром П.Н.Трубецкой возглавлял комитет виноделия Московского общества сельского хозяйства. Из Казацкого в Узкое специально доставляли диких необъезженных лошадей, которыми владелец любил сам управлять, катаясь в экипаже. По-видимому, по этой причине в Узком был сооружен "красиво выстроенный" новый большой конный двор,16 не сохранившийся до настоящего времени. Старое здание конного двора, существующее и ныне, стало использоваться как коровник. "...В имении, во всяком случае, видно влияние "порядка", но действующего откуда-то извне, мало связанного с управляющим, которого я видел, и "порядка", обращенного больше на внешнюю, видовую сторону",17 заметил один из служащих статистического отделения губернской земской управы, осматривавший Узкое. - "Полевое хозяйство только еще начинает привлекать внимание, поэтому инвентарь только еще начинает вводиться, хотя почему-то в имении была уже раньше жатвенная машина".18

Трубецкие в Узком
Учительница Софья Александровна Иванова (впоследствии Власова) в Узком с дочерями П.Н. и А.В. Трубецких: Александрой (на руках) и Любовью. Фото 1895 г. Собрание Е.В.Власовой (Москва).

Сохранялись и действовали оранжереи. Помимо той, что существует в настоящее время, были еще две - розановая и персиковая, находившиеся слева и справа от южных ворот. В оранжереях выращивались цветы, земляника, персики, сливы... Недалеко от них находилось здание так называемого "омшанника", в котором каждое лето жили наемные сезонные работницы.19

Петр Николаевич Трубецкой и его супруга в определенной степени способствовали просвещению окрестного населения. Сам князь состоял попечителем начальных земских училищ, которые находились в селах, располагавшихся относительно недалеко от его подмосковной: Конькове - Сергиевском и Тропареве.20 В Узком было восстановлено начальное земское училище (основано в 1874 году). Оно находилось в доме, принадлежавшем уездному земству (не сохранился). На средства П.Н.Трубецкого к нему была сделана пристройка для расширения училищного приюта. Жена князя была утверждена попечительницей училища.21

П.Н.Трубецкой расстался с частью принадлежавших ему угодий. 13 октября 1889 года 100 десятин земли при деревне Нижние Теплые Станы были им проданы выпускнику юридического факультетг Московского университета князю Григорию Евгеньевичу Львову (1861 -1925) - будущему главе первого состава Временного правительства.22 Взамен между 1896 и 1899 годами П.Н.Трубецкой приобрел соседнее с Узким имение Большое Голубино, принадлежавшее братьям Василию (Васкану) и Николаю Христофоровичам Колонтаровым.23 Там издавна существовала усадьба, состоявшая из господского дома со службами.

Ридель А.Х. Купальщица (Девушка у ручья)
Ридель А.Х. Купальщица (Девушка у ручья).
1868 г. X, м. Собрание санатория РАН "Узкое"

Младший сын П.Н. и А.В.Трубецких - Николай (ум. 1961), родился в Узком 18 октября 1890 года. На его крестины, состоявшиеся 28 октября, в усадьбу съехались ближайшие родственники и друзья Трубецких. Крестной стала одна из двоюродных сестер матери - княжна Агриппина Александровна Оболенская, а "восприемником" оказался счастливый дед Николай Петрович Трубецкой, специально по этому случаю прибывший из северной столицы.24 Полное имя новорожденного в точности повторяло его собственное.

Ожидался приезд и супруги Н.П. Трубецкого - Софьи Алексеевны, но та, будучи больной, не нашла сил, чтобы добраться до Узкого. "На крестинах у Пети я не была по причине нездоровья, но Папа был, - сообщала она 30 октября 1890 года одному из своих сыновей - философу Сергею Николаевичу Трубецкому (1862 - 1905). - Он приехал накануне и уехал в понедельник и на этот раз уезжал охотнее, так как в Петербурге не скучал, во-первых, от того, что много дела: заседания 3 раза в неделю, а по вечерам бывает винт. Крестины были очень хороши, дети милы, а завтрак и обед прекрасен, так что князь Щербатов вполне доволен".25 Упоминаемый в письме бывший Московский городской голова Александр Алексеевич Щербатов (1829 -1902) был в родстве с Трубецкими, но по другой линии. Его молоденькая дочь Вера (1867 - 1942) вышла замуж за другого сына С.А. и Н.П.Трубецких - Евгения Николаевича, впоследствии профессора Киевского и Московского университетов.

Трубецкие в Узком
Князь Владимир Петрович Трубецкой с женой Марие й Сергеевной, и новорожденным сыном Петром. Фото 1907 г. Частное собрание (Франция).

Лето 1895 года в Узком проводил Сергей Николаевич Трубецкой вместе со своей женой Прасковьей Владимировной, урожденной княжной Оболенской (1860- 1914). Он, тонкий интеллигент, мыслитель и ученый, составлял почти полную противоположность хозяину имения - своему старшему сводному брату Петру Николаевичу, о обоих братьев сближало своеобразное двойное родство: их супруги приходились друг другу родными сестрами. Сергей Николаевич женился 6 октября 1887 года, и так как его свадьба оказалась второй по счету, то она была сопряжена с рядом трудностей. Ведь церковные каноны не допускали женитьбу двух братьев на двух сестрах. Выход нашелся быстро. Для совершения обряда бракосочетания был приглашен не обычный приходской священник, а военный, менее зависимый от духовного начальства. Крупная денежная сумма быстро успокоила его совесть.26

С.Н.Трубецкому приходилось ездить из Узкого в Москву по делам журнала "Вопросы философии и психологии". Его старший друг и учитель, выдающийся русский философ Владимир Сергеевич Соловьев (1854-1900) отметил, что летом 1895 года С.Н. Трубецкой "…сначала одиноко вращается вокруг Москвы, но затем и он отправляется искать отдыха, который и находит в земле Войска Донского".27

Вместе с С.Н. и П.В.Трубецкими в Узком поселились их дети — дочь Мария (1888-1935) впоследствии графиня Хрептович-Бутенева) и сыновья — Николай (1890-1938) и Владимир (1891-1937). Оба они оказались достойными своего отца. Н.С.Трубецкой стал одним из основоположников евразийского движения и ученым - славистом с мировым именем. Пражская академия наук сочла за честь принять его в свои ряды. Брат ученого, Владимир Сергеевич, в молодости был офицером лейб-гвардии Кирасирского полка. Этот период жизни описан им в воспоминаниях "Записки кирасира". После революции В.С.Трубецкой стал литератором, писал рассказы под псевдонимом "В.Ветов" Оба брата трагически погибли почти в одно и то же время. Николай скончался от сердечного приступа после допроса в гестапо; Владимир, не расставшийся со своей родиной, был арестован, по "делу славистов" и расстрелян.28

Сыновей Сергея Николаевича Трубецкого увековечил их двоюродный дядя, знаменитый скульптор Паоло (Павел Петрович) Трубецкой (1866 - 1938), который также приезжал в Узкое в 1895 году, и, видимо, бывал там и позже. Владелец имения привечал своего итальянского родственника, прибывшего в Россию работать и преподавать, и на первых порах оказывал ему покровительство, вскоре ставшее ненужным. (Отцу скульптора, князю Петру Петровичу (1822 - 1892), имевшему сразу двух жен - одну, опостылевшую, в России, другую, любимую, за границей, император Александр II запретил возвращаться на родину, чтобы не допустить в родимое отечество дух разврата).

Княгиня Оболенская
Сорин С.А. Портрет княгини Любови Петровны Оболенской (фрагмент). 1917 г. Б., карандаш. Частное собрание (США).

Может быть, именно в Узком у Паоло Трубецкого возникла идея его известного произведения "Дети Трубецкие", запечатлевшего Николая и Владимира Трубецких, сидящих в свободных позах на небольшой парковой скамейке. Живописная трактовка формы с богатой игрой светотени придает их фигурам естественность и убедительность. Это одна из самых поэтичных скульптур конца XIX столетия. Сразу после своего завершения, в 1900 году, она экспонировалась на выставках - в Петербурге, устроенной художественным объединением "Мир искусства", и в Париже. Затем скульптура вернулась в Россию и заняла место в большой гостиной Узкого. С 1949 года эта, в сущности, сугубо московская вещь, оказалась оторванной от своего исторического места. Ее передали Государственному Русскому музею.

В Третьяковской галерее хранится гипсовый этюд голов обоих мальчиков к "Детям Трубецких", выполненный в 1898 году. Он был куплен музеем в 1940 году у жителя Москвы В.Голицына. Другая его авторская отливка находится в Музее пейзажа в Паланце на вилле Кабианка в Италии, построенной Паоло Трубецким в 1912 году.29 Там прошли последние годы его жизни.

В 1900 году Сергей Николаевич Трубецкой вместе с женой, Прасковьей Владимировной, и детьми, уже ставшими почти взрослыми, опять приехал в Узкое на лето. Кроме них в усадьбе жила двоюродная сестра Прасковьи Трубецкой - Аграфена Михайловна Панютина, урожденная княжна Оболенская (1860 - 1936), а также сыновья, и дочери владельца имения. В этом изысканном обществе собирался отпраздновать свои именины, приходившиеся на 15 июля, Владимир Соловьев. Однако, приехав, в Москву, он почувствовал себя плохо и отправился на квартиру двоюродного брата С.Н.Трубецкого председателя Московского Окружного суда Николая Васильевича Давыдова (1848 - 1920), который также собирался в усадьбу. Вместе они и отправились в путь.

"Поездка наша в Узкое была не только тяжела, но прямо кошмарна; Владимир Сергеевич совсем ослаб, и его приходилось держать, а между тем движение пролетки возбудило в нем вновь морскую болезнь; дождь усиливался и мочил наши ноги, и стало, благодаря ветру, холодно, - вспоминал Н.В.Давыдов. - Ехали мы очень тихо, так как на шоссе растворилась липкая грязь, и пролетка скользила на бок, и было уже темно. В одном месте дороги В<ладимир> С<ергеевич> попросил остановиться, чтобы немного отдохнуть, добавив, "а то, пожалуй, сейчас умру". И это, казалось, судя по слабости В<ладимира> С<ергеевича> совершенно возможным. Но вскоре он попросил ехать дальше, сказав, что чувствовал то самое, что должен ощущать воробей, когда его ощипывают, и прибавил: "С вами этого, конечно, не могло случится". Вообще, несмотря на слабость и страдание, в промежутки, когда ему делалось лучше, В<ладимир> С<ергеевич>, как всегда, острил, поднимал самого себя на смех и извинялся, что так мучает меня своим нездоровьем."30

Князь Петр Владимирович Трубецкой с женою Софьей Александровной и сыновьями
Князь Петр Владимирович Трубецкой с женою Софьей Александровной и сыновьями, слева направо: Владимир, Михаил (на руках) и Александр. Фото 1950-х гг. Частное собрание (Франция).

Давыдов и Соловьев добрались до Узкого лишь поздно вечером. Больной оказался настолько слабым, что не смог самостоятельно выйти из экипажа. Его внесли в дом и уложили на диван в ближайшем свободном помещении, которым оказался кабинет владельца имения, в то время бывшего в отъезде. Понемногу Соловьеву стало лучше и он, не вставая, долго беседовал с Сергеем Трубецким. Разговор шел о письме в редакцию журнала "Вестник Европы" - последней работе философа.31 Он собирался ее дополнить и обработать, хотел мне ее прочесть, но не мог, - вспоминал С.Н.Трубецкой. - Он пенял мне на мою заметку, помещенную в "Вопросах философии" и набросанную еще до разгара китайского движения.32 Я обещал ему исправить мою невольную ошибку и, сидя около него, перекидывался с ним словами о великом и грозном историческом перевороте, который мы переживаем, и который он давно предсказывал и предчувствовал. Я вспомнил его замечательное стихотворение "Панмонголизм", написанное еще в 1894 году и последняя строфа которого, врезалась мне в память.33 - Какое твое личное отношение к китайским событиям теперь, что они наступили? - спросил я Владимира Сергеевича. - Я говорю об этом в моем письме в редакцию "Вестника Европы", - отвечал он. - Это - крик моего сердца. Мое отношение такое, что все кончено; та магистраль всеобщей истории, которая делилась на древнюю, среднюю и новую, пришла к концу… Профессора всеобщей истории упраздняются… их предмет теряет свое жизненное значение для настоящего; о войне Алой и Белой роз больше говорить нельзя будет. Кончено все! И с каким нравственным багажом идут европейские народы на борьбу с Китаем!.. Христианства нет, идей не больше, чем в эпоху Троянской войны; только тогда были молодые богатыри, а теперь старички идут!

Скульптурная группа Дети Трубецкие
Трубецкой П., князь. Скульптурная группа "Дети" (князья Николай и Владимир Сергеевичи Трубецкие). 1900 г. Бронза. ГРМ.

И мы говорили об убожестве европейской дипломатии, проглядевшей надвигающуюся опасность, о ее мелких алчных расчетах, о ее неспособности обнять великую проблему, которая ей ставится, и разрешить ее разделом Китая. Мы говорили о том, как у нас иные все еще мечтают о союзе с Китаем против англичан, а у англичан - о союзе с японцами против нас, Владимир Сергеевич прочитал мне свое последнее стихотворение, написанное по поводу речи императора Вильгельма к войскам, отправлявшимся на Дальний Восток.34 Он приветствует эту речь, на которую обрушились и русские, и даже немецкие газеты; он видит в ней речь крестоносца, "потомка мече-носной рати", который перед пастью дракона понял, что "крест и меч - одно". Затем речь его снова вернулась к нам, и Владимир Сергеевич высказал ту мысль, которую он проводил еще десять лет тому назад в своей статье "Китай и Европа",35 - что нельзя бороться с Китаем, не преодолев у себя внутренней китайщины. В Культе Большого Кулака мы все равно за китайцами угнаться не можем; они будут и последовательнее, и сильнее нас на этой почве. Владимир Сергеевич говорил о наших внешних осложнениях, о грозящей опасности панславизма, о возможном столкновении с Западом, о безумных усилиях иных патриотов наших создать без всякой нужды очаг смуты в Финляндии под самой столицей…36

Это была самая значительная беседа наша за время болезни Владимира Сергеевича."37

Лишь на следующий день сумели найти врача, который согласился посмотреть больного. Им был сверхштатный ассистент одной из клиник Московского университета Александр Николаевич Бернштейн. Он нашел состояние В.С.Соловьева очень серьёзным. Уже в тот день философ стал говорить окружающим о своей скорой смерти, предчувствуя ее близость. 18 июля он исповедался и причастился у местного священника, Сергея Алексеевича Беляева (1867 - после 1917).38 Вечером Соловьеву стало хуже - он потерял сознание. А.М.Панютина вспоминала: "В последующие дни нам удалось раздобыть сначала одного доктора, потом и другого, молодого врача <А. В.> Власова,39 который и оставался при нем до конца. Доктора спали в соседней комнате, а мы сидели при больном всю ночь, так как сестер милосердия все еще не было; я у изголовья его - прикладывала к его лбу холодные компрессы, а Прасковья Владимировна меняла согревающие компрессы на груди.

Он метался, стонал и бредил на греческом, латинском, французсом и итальянском языках; минутами как-будто узнавая нас, говорил нам благодарные ласковые слова, прибавляя: - Вы ничего больше не можете, ничего.

Звал свою мать, беседовал с некоторыми знакомыми и друзьями, но чаще всего его бред останавливался на евреях, и он повторял, что их ждут ужасные гонения.

- Молиться за них надо, - восклицал он постоянно.

Днем его преследовал Китай; ему казалось, что оттуда надвигаются несметные полчища. - Quelles sont ces figures jaunes grimacantes? -<Что это за желтые гримасничающие лица - Пер. с франц. М.К.> спрашивал он неоднократно.

Потом мы догадались, что его беспокоят лица, сотканные в той материи, которой была обтянута высокая спинка дивана, на котором он лежал. Прасковья Владимировна завесила эту спинку простыней и приколола к ней довольно большое распятие из слоновой кости. Мы все чередовались при нем, никогда не оставляя его одного, и старались читать ему громко молитвы, что всегда успокаивало его.40

Князь Паоло (Павел Петрович) Трубецкой
Князь Паоло (Павел Петрович) Трубецкой. Фото 1898 г. ОР ГТГ.

Через несколько дней после исповеди в Узкое приехали одна из сестер В.С.Соловьева - Вера Сергеевна Попова (1850 - после 1914 ) и ученик его отца - Сергея Михайловича Соловьева - историк Василий Осипович Ключевский - автор до сих пор популярного курса лекций по русской истории. Оба они обещали вызвать мать умирающего - Поликсену Владимировну, урожденную Романову (1828 - 1909).

Во время болезни философа на Трубецких внезапно обрушилась и личная трагедия. 19 июля в усадьбе имения Меньшове (Подольский уезд) скончался от разрыва сердца князь Николай Петрович Трубецкой - отец. Петра, Сергея, Евгения и Григория Трубецких. К похоронам, состоявшимся 22 июля в Донском монастыре, прибыли с юга П.Н. и А.В.Трубецкие. Сергей Николаевич Трубецкой приехал на церемонию без супруги, оставшейся в усадьбе, ухаживать за безнадежно больным. Его мать, Софья Алексеевна, нашла в себе силы понять это. В письме к сыну в Узкое, написанном 23 июля, она отметила особо: "Скажи Паше <жене - М.К.>, что ни одной секунды я не осуждаю ее в душе за то, что она не приехала вчера, и вполне понимаю, что она не хотела бросить умирающего. Она так горячо любила Папа и так свято исполняла свой долг по отношению к нему, что я не понимаю, чтобы ее мучила мысль эта, но зная ее мнительность и строгое к себе отношение, я спешу написать от себя, чтобы и тени сомнения у нее не было. - Очень тяжело, тоска невыразимая, но вы все, дорогие мои дети, дети Папа - вы будете моей поддержкой до (конца жизни. Скорблю и за вас, что в такую тяжелую минуту у вас еще такая мучительная забота".41

В тот же день в газете "Московские ведомости" появилась публикация о местонахождении В.С.Соловьева.42 Это вызвало приток в Узкое его почитателей.

24 июля приехала в усадьбу престарелая мать философа Поликсена Владимировна вместе со своими дочерьми Надеждой (1851 -1913) и Поликсеной (1867-1924). Все они разместились рядом с комнатой больного в диванной (ныне библиотеке). Узкое посетила и одна из поклонниц В.С.Соловьева - Анна Николаевна Шмидт (1851 - 1905), считавшая его земной ипостасью Христа: "Я провела три дня вблизи его, больного, когда он был уже не в полном сознании, - писала она в своем дневнике. - Меня пустили к нему, по Просьбе его матери, один раз. Я его увидела спящим. Мы жили далеко друг от друга, и я должна была уехать. Я опять приехала, когда его хоронили. Сначала я думала, что все погибло. Но мало-помалу стала приходить в себя, вспоминать и соображать, что он живет в нетленном теле".43

Конец наступил вечером 31 июля, после агонии, продолжавшейся почти весь день. При этом присутствовали мать философа, сестра Надежда, С.Н.Трубецкой с женою, А.М.Панютина и доктор А.В.Власов. Вскрытие, произведенное на следующий день, показало, что смерть наступила от болезни почек - уремии.44 После смерти В.С.Соловьева в Узкое съехались его друзья и знакомые - те немногие, кто в разгар летних отпусков был в Москве.

Вечером 2 августа в усадьбу прибыл любимый брат покойного Михаил Сергеевич Соловьев (1861 - 1903), специально вернувшийся в Россию из Швейцарии вместе со своим сыном Сергеем Михайловичем (1885 - 1942), жизни которого было суждено пройти "под ореолом" его покойного дяди.

Князь Николай Сергеевич Трубецкой
Князь Николай Сергеевич Трубецкой. Фото Е.П.Павлова, кон. 1900—нач.1910-х гг. ЦИАМ. Публикуется впервые.

"Вечером, в первый день по приезде, мы поехали с отцом в подмосковное имение, где в гостях у своего друга и ученика скончался дядя Владимир, - вспоминал С.М.Соловьев. - Мы ехали на извозчике по темным полям, под небом, усыпанным уже августовскими звездами, было холодно, и я достаточно продрог, когда показались огни усадьбы.

Гроб дяди стоял один в запертой церкви, никто даже не читал псалтыря над покойником. Лицо дяди Владимира показалось мне каким-то маленьким, не было конской гривы волос: недавно он коротко остригся. Мой отец был в большом волнении, и хотел остаться с братом наедине. Я вышел на церковное крыльцо и смотрел на черное небо, где блестели яркие созвездия. Казалось, это небо полно божественной музыкой, и звездная душа дяди Володи подымается к непорочным светилам. Не было даже никакой тоски и грусти, а сознание большой надвигающейся радости. Только теперь мне начала открываться таинственная и святая душа дяди Володи, которого я раньше воспринимал со стороны смеха и красного вина."45

Хоронили В.С.Соловьева 3-го августа. Утром в Узком была отслужена панихида в церкви, затем гроб с телом усопшего поставили на траурный катафалк. Печальная процессия отправилась в Москву. После отпевания в церкви Татьяны при Московском университете процессия двинулась в сторону Новодевичьего монастыря, на кладбище которого состоялись похороны. После того, как гроб был отпущен в могилу, начались речи. Говорили немногие: философ В.Н.Сперанский, юрист А.Я.Гартунг, неизвестный, оставивший воспоминания, изданные под инициалами М.А.Н,46 профессор В.И.Герье.

Могила философа сохранилась до наших дней. Сперва на ней был установлен простой деревянный шестиконечный крест с надписями: "Ей гряди Господи Иисусе" и "Владимир Сергеевич Соловьев". Этот памятник был убран в 1930 году. Поскольку племянник философа никак не мог получить разрешение на его восстановление, возникла реальная опасность того, что могила затеряется. Возможно, так бы и произошло, если бы интерес к ней не проявил Ватикан в лице своего "апостольского администратора" в Москве монсиньора Неве. Он начал хлопотать о перенесении останков В.С.Соловьева в Италию. Через одного из лиц, приближенных к тогдашнему римскому папе Пию XII, епископа Мишеля д'Эр6иньи, Неве удалось добиться санкции главы католической церкви на это мероприятие: "…папа согласен, если будет полная уверенность, что это действительно останки Вл.Соловьева, и если итальянское посольство согласиться перевезти их в Италию",47 - писал д'Эр6иньи. С советскими властями по этому поводу договориться было вполне возможно. Примерно в то же время по просьбе руководства Румынии этой стране был передан прах молдавского господаря князя Дмитрия Кантемира, ранее находившийся в Москве в соборе Николо-Греческого монастыря.

Князь Владимир Сергеевич Трубецкой. Фото 1911 г. ЦИАМ. Публикуется впервые.

В 1933 году крест на могиле В.С.Соловьева все же был восстановлен, поэтому хлопоты о перенесении останков были прекращены. В 1950-х годах его заменили новым памятником, материалом для которого стало одно из безхозных надгробий. Его распилили вдоль и затем одну из частей установили над местом, где был похоронен В.С.Соловьев. Второй фрагмент был поставлен на соседней могиле, где лежат мать философа и его сестра Поликсена48. Диссонанс явно старых архитектурных форм обоих монументов и текстов на них, выпоненных в современной орфографии, обычно приводит в недоумение как почитателей творчества В.С.Соловьева, так и обычных туристов. Умереть не в родных стенах и лежать под чужим памятником - таков удел величайшего русского мыслителя.

Один из друзей В.С.Соловьева, поэт Василий Львович Величко, ставший его биографом, первым осознал символичность названия места, где умер философ: "…нельзя не упомянуть об этом странном совпадении, тем более, что сам Владимир Сергеевич придавал большое значение приметам <…>. Невольно приходят на память слова об Узких вратах в Царствие Небесное. В самом этом названии есть что-то роковое для человека, у которого были самые широкие взгляды в России".49 Величко не знал, что ампирная полуциркульная арка, открывавшая полуторакилометровую лиственную аллею, ведущую в усадьбу от старой Калужской дороги, носит название "Небесных ворот", сохраняя его и сейчас. Рельеф местности за ними сильно понижается вплоть до переезда через речку Чертановку, Благодаря этому при следовании из усадьбы на большей части пути, до выезда на Калужскую дорогу, через них было видно только небо. Именно через "Небесные ворота" Владимир Соловьев въехал в Узкое, через них же увезли в Москву его тело. Сейчас эта арка оказалась на Профсоюзной улице, при прокладке которой была урезана западная часть аллеи. Современная застройка превратила в бессмыслицу старое название ворот.

Сергей Николаевич Трубецкой после смерти В.С.Соловьева больше не проводил летние месяцы в Узком. Он сосредоточился на преподавательской работе на историко-филологическом факультете Московского университета. Эпохальный 1905 год стал кульминацией общественной деятельности С.Н.Трубецкого, б июня на Приеме Николаем II депутации земских деятелей, князь произнес смелую речь, в которой отметил нетерпимость нынешнего внутреннего положения страны, обосновал принципы грядущего народного представительства и потребовал их широкого обсуждения в печати и обществом, то есть фактически свободу собраний и отмену цензуры. Царь ответил С.Н.Трубецкому и выступившему вслед за ним гласному Санкт-Петербургской городской думы М.П.Федорову довольно блекло и обтекаемо, не опровергнув ни одного из ораторов и выразив надежду на обновление страны. 6 августа было опубликован манифест об учреждении Государственной думы на началах, вызвавших только разочарование у всех, кто этого ждал. 25 августа профессор Владимир Иванович Вернадский в телефонном разговоре с женой С.Н.Трубецкого, Прасковьей Владимировной, отдыхавшей в Узком, сообщил ей о том, что высшие учебные заведения вскоре получат право самостоятельно выбирать своих руководителей.50 Через несколько дней в Московском университете состоялись первые выборы ректора, на которых победил С.Н.Трубецкой. Князю пришлось заняться тяжелой административной работой, что, несомненно, ускорило его кончину. В конце месяца С.Н.Трубецкой приехал в Петербург на прием к министру народного просвещения генералу В.Н.Глазову, который на заседании комиссии по выработке университетского устава в грубой форме высказался против поданой ему петиции в защиту нескольких студентов, исключенных из университета. Прямо на заседании 29 сентября 1905 года у С.Н.Трубецкого не выдержало сердце. В тот же день он скончался от инфаркта. Его тело, доставленное в Москву, встречала многотысячная толпа с красными флагами. Студенты проводили своего ректора до кладбища Донского монастыря. Огромное количество желающих попрощаться с покойным задержало похороны до конца светового дня. Поэтому в могилу гроб опускали уже при свечах. В.И.Вернадский сказал прочувственную речь. Говорили студенты и преподаватели. Журналист и общественный деятель И.В.Гессен, знавший С.Н.Трубецкого, вспоминая события того бурного года, писал, что "…распропагандированная революционными партиями молодежь превратила высшую школу в помещение для всенародных бурных митингов, выносивших задорные резолюции, и внезапная смерть первого избранного ректора Московского университета кн. С.Н.Трубецкого, поразившая его во время заседания в Министерстве народного просвещения, была явным последствием душевных волнений, причиненных университетской смутой, и служила грозным символом безвыходности положения. А студенчество этой смертью воспользовалось, чтобы превратить похороны в грандиозную демонстрацию".51 Менее чем через две недели после этого его соратники по земскому движению организовали 12 октября 1905 года партию конституционных демократов (кадетов).

Князь Сергей Николаевич Трубецкой
Князь Сергей Николаевич Трубецкой. Фото 1905 г. Поверх изображения надпись его рукой: "Нужно жить так, чтобы всем было хорошо, чтобы не было обездоленных.
Кн. С.Трубецкой".
ГЛМ. Публикуется впервые.

В первую русскую революцию дифференциация по политическим убеждениям расслоила все общественные классы. Не осталось исключением и дворянство. Стало очевидно, что участие в освободительном движении может приносить хорошие дивиденды. Подниматься по тринадцатиступенчатой служебной лестнице долго и тягостно, а занять видное положение можно было легально, участвуя в общественной деятельности. Но можно было и в одночасье потерять свое былое положение. После совещания губернских предводителей дворянства 12 - 16 июня 1905 года, на котором была принята резолюция о необходимости скорейшего создания системы народного представительства, стало очевидно, что владелец Узкого, Петр Николаевич Трубецкой, не будет переизбран на очередной срок. Хорошо понимая это, князь счел необходимым самому отказаться от должности предводителя. Предлогом послужило его избрание от дворянских общества в 1906 году в Государственный совет, что вынуждало его часто бывать в Петербурге. Отставка была утверждена императором.52

В Госсовете П.Н.Трубецкой впоследствии возглавил земельную комиссию - дело знакомое и бывшее ему по душе. Одно время он был председателем партии центристски настроенных депутатов, в чем уже усматривался известный либерализм, так как председателями групп и партий становились, как правило, лишь лица, попавшие в верхнюю палату российского парламента не по выборам, а по назначению Николая II.

"Добродушный, мягкий Трубецкой с точки зрения политической Представлял собою круглый нуль. Он не был ни правый, ни левый, ни даже умеренный, не монархист и не кадет; он не был и октябристом, хотя по некоторым его намекам и казалось, что он к ним примыкает. Он не был ни холоден, ни горяч, как говорится: ни рыба, ни мясо. И на вопрос, кто же он, можно было ответить только одно: он председатель партии центра Государственного Совета",53 - вспоминал бывший председатель Комитета журналистов при Госсовете Лев Моисеевич Клячко (Львов).

Клячко описал забавную историю, связанную с имением П.Н.Трубецкого, когда тот решил способствовать объединению центров обеих законодательных палат - Думы и Госсовета. В Москве, в клубе Октябристов на Моховой улице за обильным столом собрались российские законодатели. Встречу, как и подобает хорошему застолью, решили закрепить песней. Но что нужно исполнять? Петь "Боже царя храни" - значит сыграть на руку правым, "Марсельезу" - левым. Вопрос был остроумно разрешен П.Н.Трубецким, предложившим присутствующим исполнить "Вниз по матушке по Волге …". Это вызвало общий энтузиазм всех депутатов.54

Активная деятельность П.Н.Трубецкого на государственном поприще заставила его переехать в Петербург, покинув московскую квартиру на Знаменке. Соотвественно он стал реже бывать в Узком. Старший сын князя, Владимир Петрович Трубецкой, отбывавший воинскую повинность в лейб-гвардии Казачьем полку, 31 января 1907 года женился на Марии Сергеевне Лопухиной (1886 - 1976). После шумного свадебного пира в особняке Трубецких, находившемся на углу Пречистенки и Штатного (Кропоткинского) переулка, молодые отъехали в Узкое. Их сопровождал конный экскорт из однополчан Владимира Трубецкого с зажженными факелами в руках.55

Князь Евгений Николаевич Трубецкой
Князь Евгений Николаевич Трубецкой.
Фото 1900-х гг. ГЛМ.

Красивая подмосковная усадьба стала одним из любимых мест отдыха новой семьи. 31 декабря 1908 года в Узком родилась дочь В.П. и М.С.Трубецких - Анна. Она не прожила и месяца, скончавшись 20 января 1909 г. Родители решили похоронить свою дочь не в традиционной усыпальнице рода Трубецких - Донском монастыре, а в Узком. В память о юной княжне в приусадебной церкви в 1909 году был устроен придел Анны Кашинской - святой, ранее почитавшейся лишь старообрядцами и лишь в то время признанной ортодоксальным православием.56 (С того времени в ряде документов храм ошибочно именуется Анненским). Могила княжны стала свидетельством того, что Трубецкие в обозримом будущем не собирались расставаться с Узким.

Владелец имения Петр Николаевич Трубецкой скоропостижно скончался 4 октября 1911 года. Он был убит одним из собственных племянников Владимиром Григорьевичем Кристи, местом рождения которого по иронии судьбы было все то же Узкое. Трагедия произошла в Новочеркасске, куда съехались семьи Трубецких и Кристи. В тот день происходила торжественная церемония перенесения праха донских военных деятелей, среди которых был их предок граф В.В.Орлов-Денисов, в усыпальницу только что завершенного войскового собора. (Благодаря такому родству эта ветвь Трубецких традиционно состояла в казачестве. Самому П.Н.Трубецкому принадлежал казачий пай в Пятиизбянской станице 2-го Донского округа, а в 1883 году очередное дворянское собрание Войска Донского избрало его почетным попечителем Нижнечирской мужской прогимназии57). К казачеству предполагалось приписать и младшего брата Владимира Кристи - Виктора - студента Петербургского университета, и восемнадцатилетнюю сестру Софью (впоследствии Чоколову). Поэтому с собой были привезены богатые подарки, традиционно требовавшиеся от лиц, принимавшихся казаками в свой состав.58

Выстояв скучную траурную церемонию, П.Н.Трубецкой решил развлечься. Вместе с женой своего племянника красавицей-блондинкой Марией Александровной Кристи, урожденной Михалковой (1883 - 1966), он отправился кататься на автомобиле. Пара прибыла на вокзал и удобно устроилась в личном вагоне князя. Проводник был отослан за кофе и коньяком. Перед самым его возвращением в вагон ворвался разъяренный муж, долгое время безуспешно разыскивавший свою половину, не говоря ни слова вынул браунинг, и ряд прекрасных имений, в том числе и Узкое, в один миг лишились своего хозяина. Дама попыталась помочь упавшему, но было уже поздно. П.Н.Трубецкой скончался у нее на руках через несколько секунд после выстрела, не дожив до своего пятидесятитрехлетнего юбилея, шумное празднование которого планировалось на следующий день. "Сумасшедший муж мой убил князя!" - сказала блондинка вбежавшему в вагон проводнику.59

Тело П.Н.Трубецкого было отправлено в Москву, куда срочно съехались его родственники. Утром 7 октября поезд, на котором везли его тело, прибыл на Казанский вокзал. Из вагона вышла вдова Александра Владимировна Трубецкая. Ее сыновья и братья убитого - Евгений и Григорий Николаевич Трубецкие - вынесли из поезда гроб и несли его до катафалка. Процессия двинулась к Донскому монастырю. Там тело владельца Узкого было погребено недалеко от алтарной стены "Большого" собора. (По иронии судьбы по соседству находилась могила отца его убийцы Григория Ивановича Кристи.) Крестьянине села Узкого отдали последние почести своему бывшему барину, возложив свой венок к свежему могильному холму…60

Владимир Сергеевич Соловьев
Владимир Сергеевич Соловьев. Фото 1890-х гг. Частное собрание (Москва).

"Князь мгновенно и неожиданно погиб в расцвете сил, знания, энергии и стремления служить еще долго своей родине. Мы потеряли в нем не только выдающегося деятеля государству, обществу, сельскому хозяйству и, в частности, виноделию, - смерть унесла обаятельного человека, с доброю отзывчивою душою, доброжелательно относившегося ко всем, никому не отказывавшего в помощи!",61 - говорил о П.Н.Трубецком на заседании Комитета Виноградарства Императорского общества сельского хозяйства южной России член комитета В.А.Бертенсон (князь возглавлял этот комитет).

"Обаятельный" по мнению не только В.А.Бертенсона, но и Марии Кристи, князь уже давно отметил появление в семейном кругу этой новой прекрасной родственницы, вышедшей замуж за его племянника в 1902 году. Дама не отвергла ухаживаний П.Н.Трубецкого, а родство позволяло встречаться достаточно часто.

Трагедия в Новочеркасске вызвала широчайший общественный резонанс, фигуры такого ранга и положения, как П.Н.Трубецкой, как правило, не часто гибнут из-за романов с чужими женами. А учитывая родственные связи, эта история выглядела особенно неприглядно. Чтобы не допустить обнародования нежелательных подробностей, вдова ходатайствовала перед императором о прекращении начавшегося было следствия. Николай II внял ее просьбе, воспользовавшись своим старинным самодержавным правом высылки провинившихся дворян в свои усадьбы с запрещением права выезда. В.Г.Кристи, первоначально арестованному, но вскоре выпущенному на свободу под денежный залог, внесенный его матерью, было предписано не покидать имения Замчежье, находившегося в Кишиневском уезде Бессарабской губернии. По официальной версии, убийство было им совершено в состоянии "умоизступления".62

Неминуемым следствием трагедии стал развод между супругами, замешанными в эту неприглядную историю. Мария Михалкова, вернувшая свою девичью фамилию, вступила в брак во второй раз уже в 1913 году. Ее новым избранником оказался другой племянник П.Н.Трубецкого - Московский уездный предводитель дворянства Петр Владимирович Глебов (1879 - 1922), входивший в состав городского Центрального комитета партии "октябристов". (В 1901 - 1907 годах он был женат на дочери печально известного Московского обер-полицмейстера Софье Дмитриевне Треповой (1882 - 1954). Владимир Кристи в 1917 году как лицо, сильно натерпевшееся от царского режима, был назначен комиссаром Временного правительства в Бессарабии, а после образования там своего парламента занимал в местном правительстве должность "директора внутренних дел".

Соловьев на смертном одре в Узком
В.С.Соловьев на смертном одре в Узком. Фото 1900 г. ОР РНБ

Скоропалительный уход в лучший мир П.Н.Трубецкого заставил его вдову вскоре после похорон позаботиться о своих имущественных правах. К счастью, сделать это оказалось несложно, так как дела покойного находились в порядке. Поскольку все завещания князя были составлены в пользу Александры Владимировны Трубецкой, то она очень быстро добилась утверждения в правах наследования и ввода во владение огромными имениями мужа, в том числе Узким.63 Ведением в них хозяйства управлял старший сын княгини - Владимир Петрович. После гибели отца он подал прошение об отставке "по болезни" и взял двухмесячный отпуск для устройства неотложных дел. Увольнение из армии дало возможность Владимиру Трубецкому попробовать свои силы и на ниве местного самоуправления. 4 декабря 1912 года молодой князь был избран "6есплатным" членом Московской уездной земской управы на трехлетний срок, а с 17 октября 1914 года одновременно занял и другую выборную должность - пост почетного мирового судьи по Московскому уезду.64

Несмотря на смену владельцев, в Узком продолжали отдыхать и сами Трубецкие, и их родственники. В усадьбе одно время жила старшая сестра Петра Николаевича Трубецкого - Софья Глебова. Как-то ее посетила дочь Александра Владимировна Толстая, приехавшая вместе со своими детьми. Один из них, Сергей Михайлович Толстой (1911 - 1996),до самой смерти возглавлявший французское общество друзей Л.Н.Толстого, описал Узкое в своих мемуарах: "У меня сохранились очень яркие воспоминания о моей бабушке по матери. Первое воспоминание о ней связывается с поездкой в великолепное <…> имение князей Трубецких Узкое, расположенное недалеко от Москвы. <…> Путешествие на лимузине Дайэн Боутэн произвело на меня неизгладимое впечатление. Мы ехали по широким мостовым Москвы между трамваями и фиакрами, запряженными лошадьми, которые шарахались в сторону от звука клаксона, который не уставал подавать водитель лимузина. Наконец, мы выехали из Москвы и через двадцать минут ехали уже по аллее, ведущей к помещичьему дому.

Стояла жаркая погода, и бабушка повела нас купаться на пруд в парке. Мы едва успели раздеться, как через дверь купальни на нас напали, шипя и хлопая крыльями, четыре черных австралийских лебедя. Единственным спасением от них было бегство."65 По всей вероятности, посещение Узкого Толстыми можно отнести к 1914 году. Хотя начало первой мировой войны несколько сократило традиционно большое количество посетителей усадьбы, однако сами Трубецкие и их ближайшие родственники по-прежнему продолжали наезжать в эту подмосковную.

Интерьер кабинета П.Н.Трубецкого в Узком. На заднем плане диван, на котором скончался В.С. Соловьев. Фото А.Шнейдер<а?>, 1909 г. ГЛМ.

Несмотря на события февральской революции 1917 года Трубецкие не побоялись приехать на лето в Узкое. Вместе с ними там жила Другая сестра В.П.Трубецкого - Александра Петровна (1894 - 1953, во втором браке Бушек) вместе со своим тогдашним мужем, кавалергардом Сергеем Александровичем Тимашевым (1887 - 1933). 06становка вокруг уже была достаточно неспокойном: как-то местные крестьяне, навестив своих бывших господ, конфисковали у них почти все имеющееся оружие. После Октябрьских боев в Москве Трубецкие и Тимашевы в не сезон уехали в курортные Ессентуки, навсегда покинув Узкое. Один из усадебных садовников, Петр Васильевич Горохов (1899 - 1990 ) - "крестник" другой сестры В.П.Трубецкого графини Софьи Петровны Ламсдорф-Галаган (1887 - 1971) - вспоминал, что перед отъездом князь собрал крестьян и сказал, чтобы они разобрали по домам скот, но барского дома не трогали, "… так как он им самим пригодится".66 Осев в Париже, Владимир Петрович Трубецкой возглавлял им же основанное Дворянское общество и занимался устройством казачьего музея. Там же он написал работу "История одного хозяйства" об имении Казацкое.67

В эмиграции оказалось и большинство других представителей рода Трубецких - Григорий Николаевич, Николай Сергеевич, Николай Петрович… Евгений Николаевич скончался во время гражданской войны в Новороссийске от тифа. Его дети также покинули родину …

"Небесные" (западные) ворота - въезд в Узкое со стороны Профсоюзной ул.

16-19 августа 1996 года в Узком прошел съезд представителей этой фамилии, на котором встретились большинство живущих представителей рода их ближайшие родственники из России, Европы, Америки.

При Трубецких Узкое не обогатилось новыми выдающимися сооружениями. Деятельность владельцев была направлена, в основном, на сохранение существующих зданий. Перестроенный барский дом утратил большую часть художественных достоинств, отличавших его ранее, что свидетельствует об упадке вкуса. Поэтому основная его ценность - мемориальная. В нем бывали лучшие представители отечественной интеллигенции конца XIX века. Смерть Владимира Соловьева сообщила известность усадьбе, с тех пор ставшей местом паломничества его почитателей.

* Оглавление *


1 Трубецкой Е.Н. Из прошлого//Князья Трубецкие: Россия воспрянет. М., 1996. С. 30.

2 Подробнее об Ахтырке см.: Ганешин Д.С. Ахтырка: Записки краеведа//Панорама искусств. Вып. 4. М., 1981. С. 384 - 418.

3 ОР РГБ, ф. 743, к. 13, ед. хр. 1, л. 123. Г.Н, Трубецкой ошибочно отнес эти события к 1882 г.

4 Там же, л. 124.

5 ЦИАМ, ф. 203, оп. 777, д. 142, л. 39 об.

6 Памятники усадебного искусства. <Вып.> 1. Московский уезд. М., 1928. С. 95. См. также: наст. изд. С. 163.

7 ОР РГБ, ф. 743, к. 13,ед. хр. 1, л. 20. За искажение собора С.К.Родионов был даже награжден. РГИА, ф. 797, он. 66, 1 отд. 1 ст., д. 40.

8 ОПИ ГИМ, ф. 465 ед. хр. 10, л. 128 об.; Греч А.Н. Венок усадь6ам//Памятники Отечества. 1995. № 32. С. 182. См. также: наст. изд. С. 172.

9 Трубецкой В.П. Узское. Что помнят об этой усадьбе в семье Трубецких//Дворянское собрание. 1996. № 4. С. 204.

10 Полякова М.А. Судьба "подмосковных" в 1920-е годы (документы свидетельствуют)//Отечество. Краеведческий альманах. М., 1996. С. 183.

11 ОПИ ГИМ, ф. 465, ед. хр. 10, л. 28 об. Дачи и окрестности Москвы. Справочник-путеводитель. М., 1928. С. 143. В следующем издании этой книги (М., 1930) аллея, ведущая на Ясенево, не упоминается.

12 ЦИАН ф. 184, оп. 10, д. 2460, л. 564.

13 ОР РГБ, ф. 219, к. 62, ед. хр. 100, л. 1.

14 ОР РГБ, там же, л. 5-6. Подробнее об Отраде см.: Белецкая Е.А., Покровская З.К. Мавзолей в Отраде//Архитектуриое наследство. Вып. 29. М., 1981. С. 50-55; Греч А.Н. Музей в Отраде//Среди коллекционеров. 1923. № 1-2. С. 59-61; Згура В.В. Неизвестные произведения Жилярди//Труды Института археологии и искусствознания. Отделение искусствознания. М., 1926. Т. 1. С. 87-90; Кондаков С, "Отрада". Имение графа В.А. Орлова-Давыдова (Московской губ.. Серпуховского уезда)//Столица и усадьба. 1917. № 83-88. С. 1-7; Кончин Е.В. Картины в опломбированных ящиках: Как были сохранены в 1917-1920 гг. художественные ценности усадьбы "Отрада"//Искусство. 1985. № 11. С. 68-70; Сапрыкина Л.Г. Отрада//Мир русской усадьбы: Очерки. М., 1995. С. 247-259.

15 Бертенсон В.А. Памяти Князя Петра Николаевича Трубецкого. Речь, произнесенная в собрании Комитета Виноградарства 17 ноября 1911 г.//3аписки Императорского общества сельского хозяйства южной России. 1911. № 11-12. С. 1-5; Виноградо-винодельческое хозяйство в приднепровских имениях "Казацкое" и "Долматово" князя П.Н. Трубецкого. Одесса, б.г.; Трубецкой В.П. История одного хозяйства//Князья Трубецкие: Россия воспрянет. С. 509-518.

16 ЦИАМ, ф. 184, оп. 10, д. 2460, л. 527-527 об.

17 ЦИАМ, там же, л. 564.

18 ЦИАМ, там же, л, 528.

19 ЦИАМ, там же, л. 527, 552; Горохов П.В. Воспоминания Петра Васильевича Горохова, старожила села Узкое (г.р. 1899)//Проект организации паркового хозяйства и восстановления элементов исторической планировки санатория "Узкое". Исторические материалы. М., 1985//Текущий архив санатория РАН "Узкое".

20 Шрамченко А. П. Указ. соч. С. 14.

21 Ведомость о начальных народных училищах Московского уезда за 1899-1900 учебный год//Приложение к докладу Московской уездной земской управы по народному образованию. <М., 1900>. С. 46.

22 ЦИАМ, ф. 184, оп. 9, д. 581, л. 894.

23 Голубино в кон. XVI в. принадлежало князю Василию Моссальскому и Алексею Плещееву. К 1629 г. оно уже числилось за стольником Тимофеем Васильевичем Измайловым. В 1634 г. владелец был сослан вместе с семьей в Казань за мифическую измену своего брата Артемия Васильевича, казненного после возвращения из неудачного похода на Польшу. По-видимому, Голубино тогда же было конфисковано, но после прощения опального вельможи было ему возвращено. В 1653 г. Т.В.Измайлов разделил свою вотчину между сыновьями: так образовались Большое Голубино, принадлежавшее Александру Измайлову и Малое Голубино, числившееся за его младшими братьями: стольником Петром и рано умершим Михаилом. В 1768 г. во время "генерального межевания" Большое Голубино принадлежало "вдовствующей госпоже" Вере Ивановне Салтыковой, урожденной Лихаревой. Перед войной 1812 г. оно уже было собственностью отставного генерал-майора Антона Ивановича Герарда, архитектора и инженера, известного сооружением деревянного Крымского (Никольского) моста в 1789 г., прокладкой Москворецкой набережной, восстановлением кремлевского арсенала и др. работами. В 1830-1851 гг. Гоолубино унаследовала вдова А.И. Герарда Екатерина Сергеевна, урожденая Репнинская. В 1851 г. имение перешло к ее племяннице - баронессе Екатерине Федоровне Оффенберг, которая вскоре продала Большое Голубино отставному майору Артемию Никитичу Колонтарову (Калантарову). В 1856 г. имение унаследовали его вдова Маргарита Яковлевна и брат Христофор Никитич, вскоре ставший единственным владельцем. Позже имение перешло к его вдове - Марии Богдановне и сыновьям. Последние после смерти своей матери продали Голубино П.Н.Трубецкому. РГАДА, ф. 350, оп. 2, д. 1862, л. 375; ф. 1354, оп.256, д.15 "Г" ; ф. 350, оп. 1, л. 73; ЦИАМ, ф.11, оп. 1, д. 1295, л. 43; ф. 66, оп. 3, д. 2176; ф. 184, оп. 10, д. 2469, л. 52-52 об.; Коробко М.Ю. Большое Голубино//Усадебное ожерелье … С. 139-146. Он же. Забытый зодчий Антон Герард// Контакт (Ганновер, ФРГ). 1991 № 17. Шеппинг Д.О. Указ. соч. С. 28-29.

24 ЦИАМ, ф. 203, оп. 777, д. 141, л. 16 об. - 17.

25 ГАРФ, ф. 1093, оп. 1, д. 109, л. 7 об.

26 ОР РГБ, ф. 743, к. 13, ед. хр. 1, л. 148-152.

27 Соловьев В.С. Письма. Пг. 1923. С. 131.

28 Ашин Ф.Д., Алпатов В.И. "Дело славистов" 30-е годы, М., 1994. С. 6, 14, 23. 57, 81, 85, 135, 138-139, 188, 195, 200, 227-228, 235, 237-238; Кюннельт Ледин В. Несколько "осколков" из жизни Николая Сергеевича Трубецкого (выступление на конференции)//Н.С.Трубецкой и современная филология. М., 1993. С. 286.

29 Государственная Третьяковская галерея. Скульптура и рисунки скульптуров конца XIX - начала XX века. Каталог. М., 1977. С. 592; Домогацкая С.П., Шапошникова Л.П. Павел Петрович Трубецкой. Выставка произведений к 125-летию со дня рождения. Каталог. М., 1991. С. 98-99, 101; Шапошникова Л.П., Фадеева Л.В. Павел Петрович Трубецкой. 1866-1938. Каталог выставки. Л.-М., 1966. С. 10-11. Troubetzkoi S.G. Les prinses Troubetzkoi. Labelle. Qvebec. 1976. Р. 52. См. также наст. изд. С. 167.

30 Давыдов Н.В. Из прошлого. Ч. II. М., 1917. С. 155.

31 Эта статья была опубликована после смерти В.С.Соловьева. См.: Соловьев В.С. По поводу последних событий. Письмо в редакцию/Соловьев В.С. Смысл любви: Избранные произведения. М., 1991. С. 428-432.

32 Заметка С.Н.Трубецкого - рецензия на работу В.С.Соловьева "Три разговора о войне, прогрессе и конце всемирной истории, с включением краткой повести об Антихристе". См. Вопросы философии и психологии. 1900. № 5. С. 53. В статье "По поводу последних событий" В.С.Соловьев ответил на рецензию, поправив в ней хронологическую неточность.

33 "И третий Рим лежит во прахе,//А уж четвертому не быть".

34 Имеется в виду стихотворение "Дракон", написанное 24 июня 1900 г. в связи с решением германского императора Вильгельма II об интервенции в Китае, поэтому оно имеет подзаголовок "Зигфриду". Но последним поэтическим произведением В.С.Соловьева было стихотворение "Вновь белые колокольчики", датируемое 8 июля 1900 г. (если не считать четверостишия, написанного в редакции "Вопросов философии и психологии" в день приезда в Узкое. Оно вставлено в текст мемуаров Н.В.Давыдова). До своего отъезда из Москвы в Пустыньку, В.С.Соловьев, зайдя в последний раз в редакцию журнала "Вестник Европы" нашел, готовящегося в нем к публикации "Дракона" "…несвоевременным ввиду некоторых изменившихся обстоятельств". См.: Слонимский Л.З. Владимир Сергеевич Соловьев//Вестник Европы. 1900. № 9. С. 421. Вскоре сотрудник журнала Л.З.Слонимский получил от него письмо, в котором В.С.Соловьев просил заменить "Дракона" лирическим стихотворением. См.: Соловьев В.С. Письма Владимира Сергеевича Соловьева. Т. I. II. СПб. 1909. С. 344.

35 Впервые опубликована в журнале "Русское обозрение" (1890, № 2-4). В статье "По поводу последних событий" В.С.Соловьев также ссылается на нее в следующем контексте: "… предвидение и предчувствие этих (китайских) событий и всего, чем они грозят далее, действительно у меня было и высказывалось мною еще гораздо раньше нынешнего февраля, например, в появившейся десять лет тому назад статье; "Китай и Европа"…" См.: Соловьев В.С. Смысл любви … С. 429.

36 Имеются в виду сильно обострившиеся споры по вопросу о статусе Финляндии в составе Российской империи. Консерваторы выступали за ограничение ее автономии.

37 Трубецкой С.Н. Смерть В.С.Соловьева 31 июля 1900 г.//Книга о Владимире Соловьеве. М, 1991. С. 385-386.

38 С.А.Беляев оставил воспоминания об этом событии: "Исповедался Влад<имир> Серг<еевич> с истинно христианским смирением (исповедь продолжалась не менее получаса) и между прочим, сказал, что не был на исповеди уже года три, так как, исповедавшись последний раз (в Москве или Петербурге - не помню), поспорил с духовником по догматическому вопросу (по какому именно Влад<имир> Серг<еевич> не сказал) и не был допущен им до св. причастия. - "Священник был прав, - прибавил Влад<имир> Серг<еевич>, а поспорил я с ним единственно по горячности и гордости; после этого мы переписывались с ним по этому вопросу, но я не хотел уступить, хотя и хорошо сознавал свою неправоту; теперь я вполне сознаю свое заблуждение и чистосердечно каюсь в нем." - Когда кончилась исповедь, я спросил Влад<имира> Серг<еевича>, не припомнит ли он еще каких-нибудь грехов.

- "Я подумаю и постараюсь припомнить", - отвечал он. Я предложил ему подумать, а сам стал было собираться идти служить литургию, но он остановил меня и попросил прочитать ему разрешительную молитву, так как боялся впасть в беспамятство. Я прочитал над ним разрешительную молитву и пошел в церковь служить обедню. Отслужив обедню, я с обеденными св. дарами пришел снова к Влад<имиру> Серг<еевичу> и спросил его: не припомнил ли он за собой еще какого-либо греха?

- "Нет, батюшка, - ответил он. - Я молился, о своих грехах и просил у Бога прощения в них, но нового ничего не припомнил."

Тогда я причастил его св. тайн. При этом присутствовали князь Сергей Николаевич и супруга его Прасковья Владимировна."

Беляев С.А. <Воспоминания об исповеди В.С.Соловьева>//Соловьева В.С. Письма Владимира Сергеевича Соловьева. Т. III. С. 215-217. Священником, отказавшимся причастить В.С.Соловьева, по-видимому, был его университетский преподаватель А.М.Иванцов-Платонов. См.: Лосев А.Ф. Владимир Соловьев и его время. М, 1990. С. 364.

39 Власов Александр Васильевич (1871-1919), в 1900 г. ординатор Пропедевтической клиники Московского университета. Впоследствии, очевидно по протекции П.Н.Трубецкого, он был назначен врачом при школе Императорского Московского общества сельского хозяйства. ЦИАМ, ф. 419, оп. 2, д. 20. В 1895 г. А.В.Власов жил в Узком в качестве учителя младшего сына владельца имения - Николая.

40 Панютина А.М. Последние дни Вл.Соловьева//Возрождение (Париж). 1926. 27 февраля.

41 ГАРФ, ф. 1093, оп. 1, д. 109, л. 14-14 об.

42 Болезнь Вл.С.Соловьева//Московские ведомости. 1900, 23 июля.

43 Шмидт А.Н. Из дневника (отрывки)/Шмидт А.Н. Из рукописей Анны Николаевны Шмидт. М., 1916, С. 267,

44 С.Н.Трубецкой писал, что В.С.Соловьев скончался в 21 час. 30 минут. Трубецкой С.Н. Указ. соч. С. 388; Но в газетах "Московские ведомости", "Русские ведомости", "Русское слово" и др., вышедших 1-го августа 1900 г. в сообщениях о смерти В.С.Соловьева везде указывалось, что он скончался ровно в 9 часов вечера.

Священник С.А.Беляев не отметил смерть В.С.Соловьева в метрической книге церкви села Узкого. ЦИАМ, ф. 203, оп. 777, д. 141, л. 170 об. - 171. По-видимому, это объясняется тем, что В.С.Соловьев имел достаточно сложные взаимоотношения с официальным православием. Общеизвестно, что В.С.Соловьев симпатизировал западным ветвям христианства. В 1896 году он даже причастился у греко-католического (униатского) священника отца Н.А.Толстого, хотя тем, кто считал его католиком, философ нередко в шутку говорил, что скорее является протестантом. См.: Лопатин Л.М. Памяти В.С.Соловьева//Книга о Владимире Соловьеве. С. 454. Полемика о том, к какой все же конфессии принадлежал философ, не прекратилась до сих пор. Католики уверены, что, чувствуя близость смерти, В.С.Соловьев просто не успел бы послать за католическим священником, а поэтому вынужден был исповедаться православному. Отметим, что в подобных случаях у католиков это действительно разрешено. В свою очередь православные ортодоксы ссылаются на свидетельства С.А.Беляева. На наш взгляд, попытка безоговорочно отнести В.С.Соловьева к той или иной ветви христианства изначально обречена на провал. Церковные воззрения философа были шире любых конфессиональных рамок. Еще в 1892 году в письме к философу Василию Васильевичу Розанову, позже ставшему одним из самых непримиримых его противников, он так высказался о своих конфессиональных воззрениях; "Исповедуемая мною религия св. Духа шире и вместе с тем содержательнее всех отдельных религий; она не есть ни сумма, ни экстракт из них, как целый человек не есть ни сумма, ни экстракт своих отдельных органов". Соловьев В.С. Письма Владимира Сергеевича Соловьева. Т. III. С. 44.

По свидетельству самого В.С.Соловьева, "окончательное выражение" его взглядов по этому вопросу высказано им в работе "Три разговора о войне, прогрессе и конце всемирной истории с включением краткой повести об Антихристе" в эпизоде соединения мировых церквей в виде союза заключенного их главами. См.: К истории одной дружбы. В.С.Соловьев и кн. С.Н.Трубецкой. Новые материалы//0е уш!. 1993. № 8. С. 17; Соловьев С.М. Биография Владимира Сергеевича Соловьева//Соловьев В.С. Стихотворения, Изд. 7-е, доп. М, 1921. С. 45.

45 Соловьев С.М. Лето 1900 года (глава из воспоминаний)//Накануне. 1995. № 4. С, 11.

46 Сперанский В.Н. Четверть века назад. (Памяти Владимира Соловьева)//Путь. Орган русской религиозной мысли. Кн. 1. М., 1992. С. 222; М.А.Н. А.Н.Шмидт на похоронах В.С.Соловьева//Шмидт А.Н. Из рукописей Анны Николаевны Шмидт. М., 1916. С. 7-8; Похороны Вл.Соловьева//Русские ведомости. 1900. 4 августа.

47 Венгер А. (иеромонах) Материалы к биографии Сергея Михайловича Соловьева//Соловьев С.М Жизнь и творческая эволюция Владимира Соловьева. Брюссель. 1977. С. 7.

48 Трутнева Н.Ф, Некрополь Новодевичьего монастыря (30-90-е гг. XX в.)//Московский некрополь. История, археология, искусство, охрана. М., 1991. С. 126.

49 Величко В.Л. Владимир Соловьев. Жизнь и творения//Книга о Владимире Соловьеве. С. 54.

50 Трубецкая О.Н. Князь Сергей Николаевич Трубецкой. Воспоминания сестры. Нью-Йорк, 1954. С, 153.

51 Гессен И.В. В двух веках, Жизненный отчет//Архив русской революции. Т. 21-22. М., 1993 (репринт). С. 203

52 ЦИАМ, ф. 380, оп. 3, д. 35, л. 71.

53 Львов Л. <Клячко Л.М.> Звездная палата//Минувшие дни. 1928. № 3. С. 20-21.

54 Львов Л. Указ. соч. С. 21; Кн. П.Н.Трубецкой в Государственном Совете//Русское слово. 1911. 6 октября.

55 Трубецкой В.П. Узское… С. 203.

56 Незадолго до того церковь была впервые отреставрирована "под наблюдением" члена Комиссии по сохранению древних памятников Императорского Московского археологического общества архитектора Александра Фелициановича Мейснера (1869-1932). Специалисты-изографы расчистили и восстановили около 150 икон. Было устроено духовое отопление (до этого "теплым" был сделан между 1863 и 1881 гг. лишь придел Иоанна Предтечи). 22 октября 1902 г. после завершения всех работ церковь была заново освящена. ГАРФ, ф.4737, оп. 1, д. 455, л. 99, 103; Освящение нового храма близ Москвы//3одчий. 1902. № 44. С. 501;

57 ЦИАМ, ф. 4, оп. 13, д. 524, л. 63; Альманах современных русских государственных деятелей. Т. 2. СПб. 1897. С. 827.

58 Трубецкие и Кристи//Русское слово. 1911. 5 октября.

59 Убийство князя П.Н.Трубецкого. (По телеграфу от наших кореспондентов)// Русское слово. 1911. 6 октября.

60 Убийство кн. П.Н.Трубецкого//Русское слово. 1911. 8 октября.

61 Бертенсон В.А. Указ. соч. С. 5.

62 Дело об убийстве кн. П.Н.Трубецкого//Русское слово. 1911. 28 октября; Освобождение В.Г.Кристи//Там же. 1911. 15 октября; Ходатайство об освобождении В.Г.Кристи//Русское слово. 1911. 9 октября.

63 ЦИАМ, ф. 4, оп. 13, д. 524, л. 105.

64 ЦИАМ, там же, л. 127 об., 128 об.

65 Толстой С.М. Дети Толстого. С. 2.

66 Горохов П.В. Указ. соч.; Шеппинг Д.О. Указ. соч. 28-29.

67 См. прим. 15.

* Оглавление *

Смотрите также:


Баннерная сеть "Исторические сайты"

Rambler's Top100
Rambler's Top100


Rating All-Moscow.ru
ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU
 
Design: Русскiй городовой