Москва Наш район Фотогалерея Храм св. Анастасии

Автор   Гостевая   Пишите
Google

WWW
TeStan

Карты Москвы

Книги о Москве

Статьи о Москве

Музеи Москвы

Ресурсы о Москве

Главная>>Москва>>Книги о Москве>>Усадьба Узкое

Коробко М.Ю. Усадьба Узкое: историко-культурный комплекс XVII-ХХ веков.

Введение

Узкое - такое немного странное название носит старинная дворянская подмосковная усадьба, ныне находящаяся на территории города. От Профсоюзной улицы к ней ведет превосходная полуторакилометровая лиственичная аллея. Поднимаясь выше, по дамбе, разделяющей террасные пруды, дорога выходит к оригинальной церкви конца XVII века. Правее, за современным металлическим забором, находится бывший господский дом, ныне - главный корпус санатория Российской академии наук "Узкое". Переходы соединяют его с флигелями. Севернее, в одну линию с основными постройками, поставлены корпус служб, дом управляющего, кузница и огромный конный двор. Юго-восточнее находится остаток оранжереи. Запущенный парк придает особое очарование этому дворянскому гнезду. Лучше всего усадьба смотрится осенью, когда облетевшая листва дает возможность разглядеть все сооружения, а хрустящие под ногами разноцветные листья скрывают огрехи, в которых повинно время.

В Узком нет особо выдающихся памятников архитектуры, за исключением церкви. Все остальные постройки более интересны в бытовом плане как пример богатой, хорошо спланированной барской усадьбы с удобным господским домом и практичными надворными постройками. Ценность усадьбы и в том, что она связана с именами многих выдающихся людей прошлого и настоящего. Поэтому ее изучение открывает новые страницы истории отечественной науки, литературы, искусства… Уникальна часть подлинной обстановки, уцелевшей в Узком с дореволюционных времен.

Русская культура в течение нескольких столетий в значительной степени была связана с подмосковными усадьбами, их бытом и укладом жизни. В своем имении любой дворянин чувствовал себя независимо. Здесь можно было принимать любых гостей, строить дома не по "образцовым" официальным проектам и развлекаться по своему усмотрению. Дворянин превращался в царя для крепостных, и обращался с ними соответственно, жалуя и наказывая. Вполне естественно, что большая свобода порождала подчас и чудачества, и самодурство.

Появление первых усадеб относится к далекому прошлому. Москва на ранней стадии своего существования была всего лишь боярской усадьбой, одной из многих. После того, как она стала княжеской резиденцией, рядом с княжеским дворцом появились усадьбы придворных, которые первоначально не выходили за пределы кремлевских стен.

Однако вскоре знать, которой стало тесно в Кремле, начала строить хоромы за границей Москвы, захватывая новые территории в ее окрестностях. Так появились загородные дворы. Можно даже сказать, что это усадьбы в их чистом виде, где сельскохозяйственное производство сведено к минимуму и играет более декоративную роль, нежели действительно направлено на удовлетворение насущных потребностей владельца. Именно таким усадьбам город обязан исторической "усадебной" планировкой, остатки которой сохранились и сейчас. Параллельно с загородными дворами существовали усадьбы и в больших имениях, где велись сельскохозяйственные работы. Из этих имений к столичным дворам хозяев доставлялась провизия. Поэтому и посещения владельцами своих загородных владений были вызваны лишь проверкой приказчика или управляющего, а иногда и желанием развлечься псовой или соколиной охотой. Но поскольку жить вдали от городских укреплений было небезопасно, загородные имения имели лишь лица, принадлежавшие к самой высшей знати, располагавшие средствами, достаточными для того, чтобы содержать большое число вооруженных слуг. Впрочем, и это спасало далеко не всегда. Набеги татар и буйства московских властителей были достаточно обычным делом. Так, в 1568 году Иван Грозный со своими опричниками уничтожил немало подмосковных усадеб, принадлежавших его же приближенным, имевшим несчастье подвергнуться царской опале. Недаром в усадьбах их владельцы постоянно не жили, наезжая от случая к случаю. Много усадеб в Подмосковье погибло и во время событий "смутного времени". Поэтому в 1628 году царь Михаил Федорович своим указом разрешил продажу пустующих подмосковных земель в вотчины.

Как известно, до 1714 года в России параллельно существовали две формы владения землей - вотчинная, при которой она являлась собственностью дворянина, и поместная, носившая временный характер. В последнем случае земля давалась лишь на время военной службы, после прекращения которой возвращалась государству. Поэтому усадьбы обычно сооружались лишь в вотчинах. В XVII веке появился свой специфический тип храма "вотчинной архитектуры", характерный только для усадьбы. Это, как правило, компактная стройная церковь, объединенная с колокольней, устроенной в одной из верхних глав. Оригинальный вариант этого типа храмов сохранился и в Узком. В 1723 году Синод запретил сооружение "вотчинных храмов", что завершило архитектурные искания "московского" или "нарышкинского" барокко.

Перенос столицы из Москвы в Петербург Петром I и, соответственно, переезд царского двора резко отразился на подмосковных усадьбах. Они подешевели, частично были уничтожены за ненадобностью, перешли к другим владельцам, менее знатным и родовитым. Лишь воцарение Елизаветы Петровны, нарочито демонстрировавшей любовь ко всему русскому, вернуло былую славу подмосковным усадьбым. Начался "золотой век" русской усадебной архитектуры.

После Отечественной войны 1812 года многие владельцы усадеб прекратили их украшать и обустраивать (по крайней мере, делали это в минимально необходимых пределах), сосредотачиваясь исключительно на ведении хозяйства.

Серьезный удар по усадебной культуре нанесла крестьянская реформа 1861 года. Многие разорившиеся помещики распродали свои усадьбы, которые перешли к купцам и разбогатевшим крестьянам. Антиквары объезжали еще сохранившиеся усадьбы, за бесценок скупая остатки фамильной обстановки.

Правительство пыталось законодательным путем бороться с разрушением старинных родовых гнезд. Во избежание массового перехода дворянских землевладений в руки разночинцев бывшим владельцам был в течение трех лет после продажи разрешен выкуп своих родовых имений (то есть доставшихся по наследству от ближайших родственников). Однако и продавцы, и покупатели нашли достаточно удобный способ обходить законы - в купчих крепостях указывать не реальную стоимость имения, а чрезмерно завышенную, которая в силу этого не могла быть внесена и собрана в положеный срок. В 1912 году был принят закон о разрешении прав наследования родовых имений женщинами.

Дворянская усадьба как явление умерла задолго до своей физической гибели. В подмосковных усадьбах конца XIX - начала XX веков нет культуры прежнего времени. Хозяйству уделяется существенно меньшее внимание. Подчас было выгоднее сдать все имение или его часть в аренду под производство или под устройство дачного поселка. Помещик, превратившийся в дачника, перестад заниматься хозяйством, приносившим одни убытки. Большое имение, вроде Узкого, как правило, тогда было статьей расхода, а не дохода. Это не могло не повлечь за собой и гибель усадьбы, содержание которой стало обходиться очень дорого. Новым владельцам - крестьянам, мещанам и купцам, большой усадебный дом был непривычен и неудобен и своей планировкой, и размерами, поэтому зачастую он использовался под хозяйственные нужды. Лишь их дети и внуки, получившие образование, начинали понимать ценность усадеб как наследие прошлого. На этом фоне редкими отрадными явлениями выглядят музеефикация Остафьева, приобретенного в конце XIX века графом С. Д. Шереметевым, и сохранение мемориального интерьера кабинета, где скончался В.С.Соловьев в Узком.

Бурный всплеск интереса к прошлому в начале XX столетия привлек внимание специалистов к исследованию усадеб. Более решительными и напористыми оказались искусствоведы, монополизировав этот вид деятельности и решительно оттеснив на второй план историков. Эта традиция благополучно пережила войны и революции и, увы, дожила до наших дней. Внимание и тех, и других исследователей было в основном приковано к объектам, наиболее выразительным в художественном плане. Узкое, сильно искаженное в конце 1880-х годов, не привлекло ничьего внимания. Тогда еще существовали усадьбы, сохранившие в целости интерьеры XVIII века.

После разгрома в конце 1920-х - начале 1930-х годов исторического краеведения исследование ближних окрестностей Москвы, в основном, свелось к узкому кругу наиболее значимых памятников: Архангельское, Коломенское, Кусково, Останкино. Этот же ряд объектов преимущественно изучался еще и до революции, несмотря на то, что параллельно с ними существовали не менее интересные, но забытые усадьбы.

В 1960 году новой границей непомерно разросшейся столицы, включившей в себя большую часть бывшего Московского уезда, стала кольцевая автодорога. Москва приобрела облик, не свойственный ни одной из столиц других стран. Если исторический центр, реконструированный в 1930 - 1950-е годы, имел еще более-менее цивилизованный вид, то окраины города состояли из отдельных сел и деревень, колхозов и совхозов с угодьями: лесами, полями, лугами. Естественно, что вместе с ними в новой городской черте оказалось и много бывших подмосковных усадеб. Казалось теперь их изучение должно было бы приобрести новый импульс, но по ряду причин этого не произошло. Московские историки и краеведы по традиции продолжали заниматься городом в его исторических границах. В свою очередь исследователи памятников Подмосковья "перешагивали" через усадьбы, интересуясь только тем, что расположено за пределами столицы. Таким образом, вокруг бывших подмосковных усадеб образовалась неисследуемая зона, что в конечном счете привело к гибели ряда ансамблей.

Уничтожению усадеб, включенных в Москву, способствовало и массовое жилищное строительство на окрестных землях. Территории усадеб, стиснутые жилыми кварталами, ужимались до минимальных пределов, постройки, в значительной части деревянные, попадали под снос. Такая судьба постигла и остатки усадьбы Большое Голубино, с конца XIX века входившей в состав Узкого. А исчезнувшие объекты, как правило, выпадали из поля зрения ученых.

Нельзя сказать, что Узкое обойдено вниманием отечественной историографии. Первая научная попытка выявления, публикации и интерпретации источников по истории этой усадьбы была предпринята еще в конце XIX в. Она принадлежит известным исследователям Москвы и Подмосковья братьям В.И. и Г.И. Холмогоровым, включившим собранные материалы в один из выпусков своего труда "Исторические материалы о церквях и селах XVI-XVIII столетий", опубликованный в 1892 году1.

Ограниченность хронологических рамок вызвана использованием этими исследователями исключительно документов Московского архива Министерства юстиции.

Чуть позже, в 1895 году, увидела свет работа историка Д.О. Шеппинга "Древний Сосенский стан Московского уезда"2, в которой освещается история всех имений, располагавшихся на территории этой старинной административно-территориальной единицы: Богородского-Воронина, Сергиевского (Конькова), Конькова-Троицкого, Знаменского-Садков, Ясенева, и, конечно же, Узкого, а также многих других, находившихся южнее. Конкретно история Узкого доведена лишь до 1875 года, что позволяет предположить, что "Древний Сосенский стан…" был написан значительно раньше, нежели издан. Интерес Шеппинга к рассмотренному им региону был вызван, в частности, тем, что сам он, будучи Подмосковным помещиком, владел имением Никольское, находившимся южнее Узкого по другую сторону Калужской дороги. Территория Никольского не вошла в черту города. (Несмотря на отдельные неточности, работы Холмогоровых и Шеппинга до сих пор не потеряли своего значения как для исследования Узкого, так и других подмосковных усадеб).

Основной работой по архитектуре находящейся в Узком усадьбы является составленный членами картографической комиссии ОИРУ -Общества изучения русской усадьбы - справочник "Памятники усадебного искусства", изданный в 1928 году.3 Он охватывает только объекты, расположенные на территории Московского уезда. Готовившиеся к печати книги об усадьбах других уездов так и не были изданы. После закрытия общества Узкое стало лишь мельком упоминаться в справочных изданиях и путеводителях.4 В 1970 - 1990 годах продолжателями работ ОИРУ стали современные исследователи: Г.Б.Кизельштейн, Г.А.Шорохова и Е.Огнева.5

Нужно выделить большую группу воспоминаний, принадлежавших лицам, посещавшим Узкое. Наиболее ранние воспоминания относятся к 1-й половине XIX века - времени, когда Узким владели Толстые. Это мемуары государственного деятеля барона М.А.Корфа и экономиста С.А.Маслова,6 Серия воспоминаний, относящаяся ко времени последних владельцев Узкого - Трубецких, несравненно более значительна. Преимущественно они описывают ключевое событие, произошедшее в усадьбе - смерть философа В.С.Соловьева, оказавшую сильное психологическое воздействие на его окружение (священника С.А.Беляева, юриста Н.В.Давыдова, светскую даму А.М.Панютину, профессора С.Н.Трубецкого и др.)7 Особенно многочисленны свидетельства тех, кто бывал в Узком, когда оно уже стало санаторием: литературоведа Э.Г.Герштейн, профессора Н.А.Власовой, певицы О.С.Соболевской, историков Д.П.Маркова и Ю.А.Полякова, писателей: Ю.М.Нагибина, Н.Д.Телешова, А.И.Цветаевой, Л.К. и К.И.Чуковских, коллекционера С.А.Шустера и др.8

Особняком стоят материалы генеалогического характера - родословные книги, справочники, схемы и таблицы, материалы о местах захоронения владельцев Узкого, некрополи. Хотя эти издания имеют вспомогательное значение, они достаточно важны.9

Литература об Узком оставляет значительные пробелы в истории усадьбы. Чтобы их заполнить, была привлечена широкая источниковая база - переписные и метрические книги, карты и планы, переписка владельцев и их родственников, воспоминания и т.п. В ходе работы над настоящим изданием были использованы фонды Архива Российской академии наук,10 Государственного архива Российской' федерации,11 Отдела письменных источников Государственного исторического музея,12 Отдела рукописей Российской государственной библиотеки,13 Российского государственного исторического архива древних актов,14 Российского государственного исторического архива,15 Центрального исторического архива Москвы,16 Центрального муниципального архива Москвы,17 Государственного литературного музея,18 Государственного научно-исследовательского музея архитектуры им. А. В. Щусева,19 Музея МХАТ,20 Дома-музея Н.А. Морозова в Борке (Ярославская область),21 текущего архива и библиотеки санатория РАН "Узкое",22 частные собрания.

Несмотря на то, что многие документы утрачены, а уцелевшие отрывочны и рассредоточены по многим фондам различных хранилищ, удалось собрать значительный материал, дающий возможность исследовать Узкое в комплексе.

В оформлении книги использованы заглавные буквы, выполненные художником М.В. Добужинским, и виньетки из подшивок журналов "Аполлон" и "Старые годы" за 1908 - 1915 годы. Гербы князей Голицыных, князей Гагариных, Плещеевых, графов Толстых и Стрешневых воспроизведены по изданию Общий гербовник дворянских родов Всероссийской империи, начатый в 1797 году. СПб., б.г. Ч. I. № 2, 14, 44; Ч. II. № 12, 61; герб князей Трубецких - по изданию:) Трутовский В.К. Сказание о роде князей Трубецких. М., 1891. С. XI; герб "Республики Санузии" работы художника В.Д.Фалилеева - по изданию: Красная нива. 1928. № 9. С. 16. Генеалогические схемы составлены автором книги. Каждая из них относится к периоду, когда представители соответствующего дворянского рода владели Узким. В приложении собраны воспоминания, охватывающие историю Узкого с конца XIX века по 30-е годы XX века. Большая часть их публикуется впервые.

Пользуясь случаем, автор выражает признательность академику -секретарю Отделения литературы и языка РАН академику Е.П.Челышеву, кандидатам исторических наук Б.И.Гаврилову, Г.Б.Кизельштейну, М.А.Поляковой, Т.О.Размустовой и А.И.Фролову, зав. отделом Центрального муниципального архива Г.Ф.Шороховой, члену-корреспонденту Медико-технической академии, кандидату технических наук П.А.Захарову, главному врачу санатория РАН "Узкое" В.А.Солонеп, ее заместителю профессору В.Ф.Корсуну, бывшему библиотекарю санатория "Узкое" Л.П.Жбановой, научному сотруднику Дома-музея Н.А.Морозова В.Б.Бирюкову, Е.В.Власовой, Е.А.Пантелеевой, аспирантам Российского института культурологии А.В.Безруковой, М.В.Иванову, М.И.Кравчук и Е.А.Фомичевой, а также всем, кто способствовал выходу в свет этой книги.

* Оглавление *


1 Холмогоровы В.И. и Г.И. Исторические материалы о церквях и селах XVI-XVIII ст. Вып. 8. Пехрянская десятина (Московского уезда). М., 1892, С. 108-111.

2 Шеппинг Д.О. Древний Сосенский стан Московского уезда. М., 1895. С. 25-27.

3 Памятники усадебного искусства. <Вып.> 1. Московский уезд. М., 1928. С, 94-95.

4 Банин Д.М., Воронков А.И., Гейнике НА. и др. Вокруг Москвы. Экскурсии. М., 1930. С. 151-152; Веселовский СБ., Снегирев В.Л., Земенков Б.С. Подмосковье: Памятные места в истории русской культуры XIV - XIX вв. Изд. 2-е, испр, и доп. М,, 1962. С. 308-310; Бахрушин СВ., Богоявленский С.К, Подмосковные усадьбы XVII века.// История Москвы. Т, I, М., 1952. С. 523; Греч А.Н. Венок усадьбам// Памятники Отечества. 1994. №32. С. 182; Дачи и окрестности Москвы. Справочник-путеводитель. М., 1928. С. 143; Изд. 2-е. М., 1930. С. 104-105; Иванов В., Барсуков В., Федюкин Г. Подмосковные места. Путеводитель по районам туризма. М., 1967. С. 29; Ильин М.А. Москва. М., 1963. С. 196-197; Ионов И.Н. Ясенево. М., 1982. С. 526; Колодный Л. Путешествие по новой Москве. М., 1979. С. 21-24; Курлат ФА., Соколовский Ю.Ё. С путеводителем по Москве. М., 197. С. 235-236; Молева Н.М. Древняя быль новых кварталов. М., 1982. С.25, 40-42, 89; Морозов В.В., Ольсен Б.О. Экскурсии и прогулки в окрестностях Москвы. М-Л., 1926. С.20; Москва златоглавая. Памятники религиозного зодчества Москвы в прошлом и настоящем. Париж. 1979. №334; Паламарчук П. Сорок сороков. Альбом-указатель всех московских церквей. Т. 4. М., 1995. С. 108-110; Памятные места Московской области. Краткий путеводитель. Изд. 3-е, перераб. и доп. М., 1960. С. 546-547; Перечень памятников архитектуры Москвы, состоящих под государственной охраной. <Изд. 3-е, испр> М., 1988. С. 108; Саркисов И.З. Отдыхайте в Подмосковье. Справочник о домах отдыха и санаториях. М., 1962. С. 166-167; Сорокин В.В. Черемушки, Кузьминки и другие//Наука и жизнь.1972, №9. С. 40; Торопов С.А. Подмосковные усадьбы. М., 1947. С. 34; Юго-Запад Москвы Из истории развития социалистического города. М., 1985. С. 14-17;

5 Кизельштейн Г.Б. Незабываемое "Узкое"//Наука и жизнь. 1975. №8. С. 92-94; Огнева Е. Узкое//Литературная Россия. 1980. 26 сентября; Шорохова Г.А. Здравница в "Узком"//Вечерняя Москва. 1987. 2 июля; Она же. Усадьба в Узком// Черемушки. (Москва). 1990. Март (спец. вып).

6 Корф М.А. Из записок барона (впоследствии графа) М.А.Корфа//Русская старина. 1899. № 12. С. 484. Маслов С.А.; Воспоминания о графе П.А, Толстом, 2-м Президенте Императорского Московского общества сельского хозяйства. Читаны в собрании Общества 21 ноября//Журнал сельского хозяйства и овцеводства. 1844. № 12. С. 303-310. (То же опубликовано в газете "Московские ведомости". 1844. 25 ноября). Маслов С.А. О последних днях жизни графа Петра Александровича Толстого (Письмо к д<ействительному> члену <Императорского Московского общества сельского хозяйства> А.Ф. Реброву)//Журнал сельского хозяйства и овцеводства. 1844. № 10. С. 106-110.

7 Беляев С.А. Воспоминания об исповеди ВС.Соловьева//Письма Владимира Сергеевича Соловьева. Т. III. СПб. 1911. С. 215-217; Болезнь Вл.С.Соловьева//Московские ведомости. 1900. 23 июля; Давыдов Н.В. Из воспоминаний о В.С.Соловьеве/ /Давыдов Н.В. Из прошлого. Ч. 2. М, 1917. С. 151-156; Ельцова К.М. <Лопатина Е.М.> Сны нездешние. (К двадцатипятилетию кончины В.С.Соловьева)//Книга о Владимире Соловьеве. М., 1991. С. 154-155; Панютина А.М. Последние дни Вл.Соловьева//Возрождение (Париж). 1926. 27 февраля; Соловьев С.М. Жизнь и творческая эволюция Владимира Соловьева. Брюссель. 1977. С. 405; Он же. Лето 1900 года (глава из воспоминаний)//Накануне. 1995. № 4. С. 11; Сперанский В.Н. Четверть века назад (Памяти Владимира Соловьева)//Путь: орган русской религиозной мысли. Кн. 1 (I - VI). М., 1992. С. 222-223; Трубецкой С.Н. Смерть В.С.Соловьева 31 июля 1900 г.//Книга о Владимире Соловьеве. С. 292-299; Шмидт А.Н. Из дневника (отрывки) /Шмидт А.Н. Из рукописей Анны Николаевны Шмидт. М., 1916. С. 267; См. также: Коробко М.Ю. Последние дни Владимира Соловьева//Наше наследие. 1994. № 32. С. 50-60.

8 Белкина М.И. Скрещение судеб: Попытка Цветаевой, двух последних лет ее жизни, Попытка времени, людей, обстоятельств. Изд. 2-е перераб. и доп. М,, 1992. С. 501; Власова Н.А. Воспоминания об "Узком"//Эврика (приложение к "Новой ежедневной газете"). 1994. № 9 октября. Публикация М.Ю.Коробко; Вольфкович С.И. <Воспоминания о НА.Морозове>//Николай Александрович Морозов - ученый-энциклопедист. М., 1982. С. 225-226; Горнунг Л.В. Встреча за встречей: По дневниковым записям//Воспоминания о Борисе Пастернаке. М., 1993. С. 87-88; Герштейн Э.Г. Из воспоминаний "О Пастернаке и Ахматовой"//Воспоминания о Марине Цветаевой. М., 1992. С. 515; Она же, В санатории//Герштейн Э.Г. Новое о Мандельштаме.// Наше наследие. 1989. № 5. С. 101-104; Лихачев Д.С. Записи и наблюдения. Из записных книжек разных лет. Л., 1989. С. 5, 223, 482, 507; Он же. Раздумья. М., 1991. С. 59.; Марков А.П. Как это было (воспоминания сибиряка). М., 1995. С. 223-226; Нагибин Ю.М. Дневник. Изд. 2-е, испр. и доп. М., 1995. С. 455-472, 478-482, 525-537; Нейгауз Г.С. Борис Пастернак в повседневной жизни//Воспоминания о Борисе Пастернаке. С.561; Пастернак Е.Б. Борис Пастернак. Материалы для биографии. М., 1989. С. 639-640, 653; Поляков Ю.А. Санаторий "Узкое"//Усадебное ожерелье Юго-запада Москвы. М., 1996. С. 127-138; Соловьев А.Г. Тетради красного профессора (1912-1941 гг.)//Неизвестная Россия. XX век. Кн. 4. М., 1993. С. 168-169; Соболевская О.С, К.С.Станиславский работает, беседует, отдыхает. М., 1988, С. 183-208, 211, 216; Телешов Н.Д. Записки писателя. М., 1957. С. 357-363; Цветаева А.Н. Воспоминания о писателе Иване Сергеевиче Рукавишникове/Цветаева А.И, Неисчерпаемое. М., 1992. С. 53-67; Чуковская Л.К. Предсмертие//Воспоминания о Марине Цветаевой. С. 32;" Чуковский К.И. Дневник (1930-1969 гг.). М., 1995. С. 101-102, 196-197, 223-224, 289; Шустер С.А. Прощай Бакст …//Новое время. 1993. № 39. С. 42-45.

9 Артамонов М.Д. Московский некрополь. М., 1995; Голицын Н.Н. Род князей Голицыных. Т. I. СПб., 1892; Он же. Материалы для полной родословной росписи князей Голицыных, собранные князем Н.Н. Голицыным. Киев, 1880; Гребельский П.Х. Князья Трубецкие//Дворянские роды Российской империи. Т. 2. СПб., 1995. С. 69-82; Долгоруков П.В. Российская родословная книга. Ч. 1-4. СПб., 1853-1857; Кавелин Л.А. (архимандрит Леонид). Исследование о роде Стрешневых. М., 1872; Петров П.Н. История родов русского дворянства. Кн. 1-2. М., 1991; Руммель В.В., Голубцов В.В. Родословный сборник русских дворянских фамилий. Т. II. СПб., 1887; Саитов В.И., Модзалевский Б.Л. Московский некрополь. Т.1-3. СПб., 1907-1908; Серчевский Е. Записки о роде князей Голицыных. М., 1853; Табели родословной росписи князей Голицыных. ХГУ-XVIII вв. Б.м., б.г. ; Толстой С.Л., Цявловский М.А. Генеалогический таблицы. Примечания к генеалогическим таблицам//Толстой Л.Н. Полн.собр.соч. Т. 46. М.-Л., 1934. С. 479-516; Толстой С.М. Толстой и Толстые. Очерки из истории рода. М., 1990. Трутовский В.К. Сказание о роде князей Трубецких. М., 1891; Чулков Н.П. Род графов Толстых//Русский евгенический журнал. Т. I . Вып. 3-4, М., 1924. С. 308-320; Tolstoy-Miloslavsky D.M. The Tolstoy Genealogy and (Spain). 1991; Troubetzkoi S.G. Les prinses Troubetzkoi. Labelle, Ovebec. 1976; Troubetzkoi S.G., Bouteneff S.C., Troubetzkoi A.S. Our families albom. A Geneological and photographic chronical of the Desendents of prince Nicolas Petrovich Troubetzkoy. New York. 1995; Ferand S., Troubetzkoi S.G., Troubetzkoi P.W., Tolstoy W.M. Pecuel genealogique et photographique du prince Nicolas Petrovich Troubetzkoy (1828-1900). Paris. 1984.

10 Архив РАН, Ф. 4, оп. 1/1319, ед. хр. 17; оп. 1/1320, ед. хр. 1, 7; оп. 1/1322, ед. хр. 97; оп. 2/1236-37, ед. хр. 3; ед. хр. 24, л. 1; ед. хр. 125; ед. хр. 310; ед. хр. 510; ед. хр. 570; оп. 3; ед. хр. 25, л. 7; оп. 5, ед. хр. 17, л 11, об., 57; оп. 6, ед. хр. 16; ед. хр. 18, л. 54; ед. хр. 42; ф. 543, оп. 4, ед. хр. 2410.

11 ГАРФ, ф. 1093, оп. 1, д. 109, л. 7 об.-8, л. 14-14 об.; ф. 4737, оп. 1, д. 23, д. 455; д. 716; д. 784; оп. 5, д. 5.

12 ОПИ ГИМ, ф. 134, ед. хр. 6, л. 15, ф. 275, ед. хр. 9, л. 79 о6.-80; ф. 402, ед. хр. 840, л. 15; ф. 442, ед. хр. 2, л. 16-17; ф. 465, ед. хр. 10, л. 128-128 об.; ф. 526, ед. хр. 144, л. 98.

13 ОР РГБ, ф. 64, к. 54, ед. хр. 21, к. 93, ед. хр. 40; к. 94, ед. хр. 14; к. 96, ед. хр. 15; к. 100, ед. хр. 26; ф. 70, д. 54, ед. хр. 20; ед. хр. 24, ф. 177, к. 1, ед. хр. 12, л. 24-28, л. 31 об., 33 об.; ф. 219, к. 62, ед. хр. 77, л. 1 об.; ед. хр. 100, л. 1, 5; ф. 700, к. 3, ед. хр. 8, л, 42; ф. 743; ф. 743, к. 13, ед, хр. 1.

14 РГАДА, ф. 192, оп. 1, Московская губерния, д. 19, л, 25; д. 251; ф. 350, оп. 2, д. 1862, л. 411-419 об.; ф. 1209, оп. 1, д. 691, л. 15-17 об.; д. 9809, л. 559 об.; д. 9820, л. 23, л. 120 об,; ф. 1282, оп. 1, д. 94-102, 104, 105, 192, 198, 487, 2489, 499, 503. 506, 512, 597, 513, 511, 513, 516-519; ф. 1354, оп. 256, д. З "У", "С"; ф. 1355, оп. 1,д. 775, л. 72; ф.1366, оп. 1,д. 542.

15 РГИА, ф. 799, оп. 33, д. 962, л. 17-18.

16 ЦИАМ, ф. 4, оп. 17, д. 320, ф, 11, оп. 6, д. 243, л. 44 об. - 45; д. 475; л. 89 об. - 90; д. 377, л. 119 об. -1200 д. 378, л, 178 об. - 179,179 об. - 180; ф. 66, оп. 3,2176, 2054, 2055; оп. 5,1810; ф. 131, оп. 59, д. 3957, ф. 184, оп. 10, д. 2460, л, 519-564; д. 2469, л. 51 об -52; ф. 203, оп, 744, д. 2353, л. 406-415; оп. 777, д. 141, д. 142, оп. 780, д. 1205, 1216, 1228, 1240, 1250, 1291, 1263, 1383, 1371, 1304, 1317, 1329, 1342, 1406, 4009,4129,4253,4402; ф. 210,оп.1,д. 1010,ф.383,оп.1,д.188,л. 19 об, л. 19 об, л. 48; ф. 419, оп. 1, д. 43, ф. 454, он. 3, д. 79, л. 170- 173; ф. 1845, оп. 1, д. 80, д. 84, л. 2-2 об., л. 5; д. 90, л. 5 об.; д. 443, 445, ф. 2132, оп. 1, д. 164, 165.

17 ЦМАМ, ф. 1609, оп. 1, Д, 453, л. 15; д. 620, л. 5, 7-8.

18 Б.Л.Пастернак в Узком. 1957 г. /ГАМ, изофонды из колл. М.А.Торбин, КП 55024/ 10-КП 55024/13.

19 Санаторий "Узкое", Ситуационный план. 1949 г.//ГНИМА им. А-В.Щусева, фототека, колл. У, нег. 27038; Санаторий "Узкое". Генеральный план. 1949 г/Там же, нег. 27039; Москва. Села и усадьбы. Узкое/Там же, нег. 20001/, 41528, 48152-48156; колл. ГУОП, нег. 2330/Там же; колл. ОРНд, нег. 662, 663, 666, 1341; Уникальные фото по теме "Большая Москва. Села и усадь6ы"/Там же.

20 Сыромятников Б. И. Воспоминания о К.С. Станиславском// Музей МХАТ, фонд К.С. Станиславского (б. н.), ед. хр, 1.

21 Акт описи имущества, оставшегося после смерти Морозовой Ксении Алексеевны. 1948 г.//Дом-музей Н.А. Морозова в Борке (Ярославская обл.).

22 Проект организации паркового хозяйства и восстановления элементов исторической планировки санатория АН СССР "Узкое". Исторические материалы. М., 1985//Текущий архив санатория РАН "Узкое"; Проект организации… Пояснительная записка. М., 1985//Там же; Историко-архитектурный анализ к проекту охранной зоны памятника архитектуры церковь в селе Узком. М., 1979//Там же; Оболенская Л.П. Воспоминания княгини//Би6лиотека санатория РАН "Узкое"; Санаторий "Узкое". Книги отзывов и предложений. 1943 - по настоящее время//Текуший архив…

* Оглавление *

Смотрите также:


Баннерная сеть "Исторические сайты"

Rambler's Top100
Rambler's Top100


Rating All-Moscow.ru
ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU
 
Design: Русскiй городовой