Москва Наш район Фотогалерея Храм св. Анастасии

Автор   Гостевая   Пишите
Google

WWW
TeStan

Карты Москвы

Книги о Москве

Статьи о Москве

Музеи Москвы

Ресурсы о Москве

Главная>>Москва>>Книги о Москве>>Москва и Московский край в прошлом

Г.П.Латышева Москва и Московский край в прошлом

КИТАЙ-ГОРОД, БЕЛЫЙ ГОРОД, СКОРОДОМ

Итак, всего семьдесят с небольшим лет прошло с того времени, как Москву описывал итальянцу Павлу Иовию московский посол Дмитрий Герасимов. Помните, он как последнее новшество описывал кирпичную цитадель Кремля. А на всех чертежах конца XVI и XVII века, Москва имеет уже четыре крепости (города) - Кремль, Китай-город, Белый город и Скородом. Что же за новые линии укреплений появились в Москве за эти годы?

Мы говорили о том, что в конце XV - начале XVI века Москва переживала период бурного роста, что расширялся ее феодальный центр - Кремль, что и на Великом посаде стали селиться бояре и дворяне, а вытесненные ими из центра ремесленники образовали новые слободы за Неглинной за Яузой и за самой Москвой-рекой.

За ростом города едва поспевал рост его укреплений. Конечно, прежде всего был укреплен Великий посад. Попытки создать вокруг него ров и вал, относятся еще к концу XIV века. Но та мощная крепость, которая простояла почти до наших дней, выстроена в 30-х годах XVI века. Сначала Великий посад окружали обычными для древней Руси деревянными укреплениями, с тем разве отличием, что землей засыпали не срубы, а плетень из тонкого леса и прутьев. От связки таких прутьев, называвшейся "кита", и произошло, по-видимому, несколько странное для нашего уха в применении к московским укреплениям название новой крепости "Китай-город". В строительстве принимали участие по "разверстке" все москвичи, и в течение лета 1534 года рядом с каменным Кремлем выросли деревянно-земляные стены. Тут, наверное, и выяснилось несоответствие этих укреплений, и в тот же год решено было строить вокруг Великого посада каменную стену. Для этого правительство обложило население Москвы специальным налогом, который раскладывался поровну на все тогдашние сословия - бояр, духовенство, купцов и посадских людей.

Новая каменная крепость опоясывала Великий посад, примыкая к Кремлю с востока. При наших раскопках в Зарядье удалось выявить ее оригинальную конструкцию: стены стояли не на валу, а на углубленной в землю упругой подушке из засыпанного белокаменным бутом бревенчатого каркаса, опиравшегося на глубоко забитые дубовые сваи. Далее шел фундамент из больших бутовых камней. Тот же белокаменный бут составлял и основную толщу стены, облицованной по цоколю тесаным белым камнем, а выше - красным кирпичом.

По сравнению с Кремлем, стены Китай-города с его 14 башнями выглядели приземистыми: толщина их (6 метров) почти равнялась высоте (6,3 метра) и в полтора раза превышала толщину стен Кремля. В этом сказалось влияние артиллерии, широко распространившейся за те несколько десятков лет, что прошли со времени строительства Кремля. Толщина стен теперь была важнее их высоты, чтобы стены могли выдержать артиллерийский обстрел. А на верху стены была устроена широкая боевая площадка, на которой можно было разместить тогдашние заряжаемые с дула пушки. Из множества бойниц, расположенных в три яруса, можно было обстреливать противника даже в том случае, если ему удалось подойти совсем близко и даже спуститься в крепостной ров.

Были в крепости и специальные приспособления, чтобы предупредить подкоп противника: под некоторыми башнями археологи нашли специальные подземные камеры - слухи, обитые медными листами, которые при сотрясении почвы начинали греметь. Наряду со всеми этими новшествами строители не пренебрегали и старыми методами отражения штурма. Для этого были созданы запасы огромных круглых белокаменных "ядер", которые скатывали со стен на головы штурмующих. Эти ядра находят и теперь и тщетно ищут гигантские пушки, которые могли бы ими стрелять, забывая, что эти снаряды совсем для другой цели.

Так в центре Москвы выросла вторая каменная крепость, отвечавшая всем требованиям военного искусства того времени. Руководил строительством итальянский мастер Петрок Малый. И хоть при постройке не употребили, должно быть, ни одной "киты", за новой крепостью осталось старое название - "Китай-город".

Не только Большой, или Великий, посад, но и другие растущие посады Москвы недолго оставались неукрепленными. В конце XVI века московское правительство построило еще два пояса укреплений. Первый из них охватывал только часть посадов, да и то лишь на северном берегу Москвы-реки. Второй замкнул в свое кольцо весь тогдашний город на обоих ее берегах.

В Москве зачастую называют воротами места, где никаких ворот нет, а есть площадь. Большинство таких площадей расположено по линии бульваров: это Арбатские, Никитские, Петровские, Сретенские, Яузские и даже Кировские (прежде - Мясницкие) ворота. Вспомните надписи на "Петровом чертеже". Несколько сот лет назад в этих местах действительно были ворота - проездные башни в громадной крепостной стене, тянувшейся по левому берегу Москвы-реки на 9 километров и огибавшей серпом Кремль и Китай-город. Таких башен-ворот было 11, а всего в этой стене, называвшейся Белым городом, или Царь-городом, было 29 башен. С внешней стороны стену опоясывал ров, наполненный на значительном протяжении водой из речек Черторыя и Сивки.

До сих пор степы Белого города дают о себе знать московским строителям. То при прокладке теплоцентрали траншея наткнется на мощную каменную кладку фундамента древней стены, то при устройстве станции метро откроется вымостка проезда ворот из тщательно отесанных плит известняка, на которых многочисленные колеса наметили свои колеи, то на Тверском бульваре откроют следы рва.

Как выяснили специальные работы, проведенные археологами А. П. Смирновым у Кировских ворот и С. В. Киселевым на Арбатской площади, стены и башни Белого города были выстроены на свайном основании и облицованы кирпичом, а проезды выложены белокаменными плитами. Поверх кирпича стены были, судя по некоторым замечаниям иностранных путешественников, "бело-набело выштукатурены". У башен с самого начала были высокие шатровые кровли, иногда по нескольку шатров. Так, одна из башен была даже семиверхой.

Строительством стен и башен Белого города, длившимся с 1584 (или, по некоторым данным, с 1583) по 1591 год, руководил московский мастер - городник Федор Савельев по прозванию Конь. В некоторых источниках он назван Федором Кононовым. Это был выдающийся русский градоделец, который построил не одну крепость. В Смоленске до сих пор уцелели крепостные стены, воздвигнутые также Федором Конем. Большая прочность и надежность этих стен сочеталась с величественностью и строгой красотой. Глядя на произведение талантливого мастера, понимаешь, почему современники называли Смоленский кремль "дорогим ожерельем земли русской".

Организация громадных строительных работ по возведению московского Белого города была делом чрезвычайно сложным. Эти работы были по крайней мере в 4 -5 раз крупнее строительства первого Московского каменного Кремля в 1367 году. И здесь, разумеется, должны были работать ежедневно по нескольку тысяч работников. Но время было иное, и наряду с подневольными людьми на стройке было много "охочих людей", нанимавшихся добровольно и получавших за свой труд "смотря по делу от чего что пригоже". Здесь были и гончары, поставлявшие кирпич, и мастера каменных дел, и плотники, и кузнецы, и люди, не имеющие особой квалификации, которых использовали на любой работе.

А годы были трудные. Повторявшиеся несколько лет подряд неурожаи вынуждали крестьян бросать землю и идти в город, за бесценок продавая свои рабочие руки.

Колоссальный труд простых людей дал свои результаты. Москва получила надежный пояс укреплений. В тот же год, как крепость была окончена, под Москвой появились орды крымского хана Казы-Гирея. Но, наткнувшись на новую каменную стену и огонь множества стоявших на ней пушек (этот огонь не прерывался более суток), татары даже не решились на приступ, а повернули обратно, не стяжав себе ни добычи, ни славы.

Стремясь надежно защитить свой город от опасности внезапных нападений, москвичи в 1591 году возвели еще одну линию укреплений, охватывавшую теперь уже всю территорию Москвы на обоих берегах Москвы-реки. Это была деревянно-земляная крепость, тянувшаяся по линии современных Садовых улиц на 15 километров. С внешней стороны ее был вырыт ров, остатки которого обнаружены археологами при строительстве станции метро "Смоленская" и на других участках. Из 50 башен новой крепости 34 были проездными. Выходившие на южные дороги, по которым чаще всего приходили татары, Калужская и Серпуховская башни-ворота были каменными, остальные, как и вся стена, представляли собой деревянные срубы 7 - 8 метров шириной, наполненные землей.

Построенная всего за один год новая крепость получила название Скородома. Она подверглась большим испытаниям в годы польской интервенции и в результате многих штурмов ко времени освобождения Москвы вторым народным ополчением была совершенно разрушена. На ее месте впоследствии устроили "Земляной город" - насыпь без городен или тарас, но с бастионами, какие строили в XVII веке повсюду в Европе для размещения новых, более совершенных артиллерийских орудий. Крепостные стены и башни к тому времени уже перестали играть ведущую роль в обороне городов.

Так, в XVI веке Москва опоясалась тремя новыми линиями обороны и появились те стены с многочисленными башнями, которые мы видим на "Петровом чертеже". Когда составляли его оригинал, последняя линия укреплений - Скородом - была лишь недавно закончена и Московский Кремль лежал за этими тремя поясами укреплений, по выражению одного иностранца, "так же надежно, как сердце в теле".

Весь огромный по тем временам город, о котором бывалые люди говорили, что он "вдвое больше Праги", "больше тосканской Флоренции", "больше Лондона", уместился на некоторое время за стенами Скородома. Линия построенного на его месте Земляного города была официальной границей Москвы и в середине XVII века. За ней располагался городской выгон - пастбища, на которых паслись принадлежавшие москвичам стада.

Но линия обороны Москвы не ограничивалась Скородомом. За пределы основных укреплений в Москве, как и в других русских городах, выдвигались передовые форты- укрепленные монастыри. Так было с глубокой древности, и по мере роста города эти монастыри - сторожи вместе со своими укреплениями оказывались в черте города, как Никольский и Богоявленский - в позднейшем Китай-городе, неподалеку от современного Куйбышевского проезда, Зачатьевский, Никитский, Страстной, Рождественский, Высокопетровский - по линии Белого города (теперь на кольце бульваров). В лугах за стенами Скородома - Земляного города оставались монастыри Новинский (у нынешнего Новоарбатского моста), Новодевичий (на площади Десятилетия Октября), Данилов (у Даниловской площади), Симонов (недалеко от станции метро "Автозаводская"), Донской (на Донской улице), Крутицкий, Новоспасский (у Новоспасского моста), Андроньев (на площади Прямикова).

Эти монастыри стерегли переправы через Москву-реку и Яузу от татарских набегов. Каждый монастырь представлял собой как бы отдельный маленький городок-крепость. В центре его возвышался обычно главный собор, вокруг него группировались другие церкви, палаты настоятеля или игуменьи, кельи монахов или монахинь. Все это окружала мощная стена, а за стеной зачастую была и монастырская слободка - своеобразный маленький посад, заселенный зависимыми от монастыря людьми. В крупных монастырях, имевших большое военное значение, стоял еще гарнизон из стрельцов и пушкарей.

Оглавление

Смотрите также:


Баннерная сеть "Исторические сайты"

Rambler's Top100
Rambler's Top100


Rating All-Moscow.ru
ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU
 
Design: Русскiй городовой