Москва Наш район Фотогалерея Храм св. Анастасии

Автор   Гостевая   Пишите
Google

WWW
TeStan

Карты Москвы

Книги о Москве

Статьи о Москве

Музеи Москвы

Ресурсы о Москве

Главная>>Москва>>Книги о Москве>>Москва и Московский край в прошлом

Г.П.Латышева Москва и Московский край в прошлом

СТОЛЬНЫЙ ГОРОД

Более ста лет прослужил верой и правдой белокаменный кремль Дмитрия Донского. Он пережил и осады, и пожары, и даже землетрясение. За это время крепость, разумеется, серьезно перестраивалась - поновлялась московскими городниками. Стены надстраивались в высоту. На башнях делались новые кровли, а на главных Фроловских (ныне Спасских) воротах появились и каменные фигуры, одна из которых изображала Дмитрия Солунского - святого покровителя князя Дмитрия Донского, а другая - герб города Москвы - всадника (ездеца, как тогда говорили), которого гораздо позднее стали отождествлять с Георгием Победоносцем.

Но стены разрушались и от неприятельских орудий, и от пожаров, и от землетрясения. Разрушенные участки их закрывали по-старому деревянными, засыпанными землей срубами - городнями. В конце концов таких участков стало, вероятно, даже больше, чем каменных, и посетившему Москву в XV веке иностранцу-венецианцу Амвросию Контарини Московский Кремль показался уже сплошь деревянным. Впрочем, Контарини, хоть и останавливался у своего приятеля, знаменитого зодчего Аристотеля Фиораванти, не заметил и каменных московских соборов, которых тогда уже было несколько.

Был ли венецианец не в меру рассеян или в самом деле в кремлевской стене не оставалось уже незалатанного участка, так или иначе необходимость построить в центре Москвы новую крепость была в конце XV века настоятельной. Не нужно объяснять, что вызывалась эта необходимость не так обветшанием крепости и даже не тем, что она устарела по своей конструкции, как прежде всего возросшим значением Москвы как столицы централизованного Русского государства.

Более десяти лет строили новый Кремль. С 1485 по 1495 год (с небольшими перерывами) возводили стены и основные башни. К 1499 году были закончены и внутренние укрепления, своеобразная крепость в крепости, защищавшая непосредственно княжеский двор. Но все работы по сооружению новой системы обороны, включая ров, завершились только к 1516 году.

Территория Кремля вновь несколько расширилась. Северный его угол был выдвинут дальше к Неглинной, а юго-западный - к Москве-реке, чтобы надежно обеспечить крепость свежей водой из протекавших в этих местах ключей. Вся западная стена была продвинута ниже, к берегу реки Неглинной.

Так появились те стены и башни Кремля, которые, разумеется несколько перестроенными, мы видим в центре столицы и теперь. Общая длина стен - примерно два с четвертью километра. Мы можем обойти Кремль кругом минут за сорок.

Зубчатые стены его различной высоты - от 5 до 19 метров -в зависимости от того, стоят они на высоком или низком месте. Высокие, стройные башни (их всего восемнадцать) расположены так, чтобы на каждую сторону треугольника крепости (а современный Кремль представляет собой в плане неправильную фигуру, близкую к треугольнику) приходилось по семь башен, включая и угловые. Видно, тактика осады и обороны городов достигла уже такого развития, что всегда можно было ожидать обхода неприятеля с любой стороны, и ни одна стена крепости не была укреплена сильнее другой.

Две стороны Кремля по-прежнему омывали реки Неглинная и Москва. А там, где не было этой надежной преграды - со стороны Красной площади, был вырыт огромный ров глубиной от 8 до 12 метров (с двух-трехэтажный дом!), шириной поверху до 35 метров - не уже тогдашней реки Неглинной. Он был наполнен водой, и таким образом Кремль превратился в остров, одинаково трудно доступный неприятелю с любой стороны.

Самая кладка стен Кремля сделана по правилам, принятым тогда в итальянском крепостном зодчестве: тело стены - из белокаменного бута на кирпичном каркасе, облицовка - кирпичная. Это не должно нас удивлять. Ведь известно, что Иван III пригласил для работы в Москве не только Аристотеля Фиораванти, но и других итальянских мастеров, среди которых нам известны Марко Руффо, Пьетро Антонио Соларио и Алевиз Новый. Они и руководили строительством Кремля, которое велось, конечно, москвичами и жителями окрестных сел. Участвовали в этой громадной работе, разумеется, и московские мастера - городники. На Спасской башне До сих пор сохранились вырезанные на белокаменных плитах надписи, с наружной стороны на латинском, с внутренней - на русском языке. На плите с внутренней стороны над проездом ворот вырезано красивой вязью: "В лето 6999 (по современному летосчислению - 1491 год) июля божию мило-стию сделана бысть сия стрельница повелением Иоанна Васильевича государя и самодержца всея Руси и великого князя Володимерского и Московского и Новгородского и Тверского и Югорского и Вятского и Пермского и Болгарского и иных в 30-е лето господарства его а делал Петр Антоний от града Медиолана".

Что же своего принес в укрепления Москвы миланский мастер?

Сама система обороны Кремля развивалась, как мы видели, в течение веков, когда из маленького мысового укрепления выросла сильная крепость. Исторически сложившиеся условия определили и направление ее стен и местоположение ворот.

Новой в строительстве была техника кладки и форма зубцов, удобная для ведения обстрела. Тактически новым был, пожалуй, прием построения обороны входов с таким расчетом, чтобы противник должен был преодолевать то водные, то высотные препятствия, много раз поворачивая под огнем защитников крепости. Так строили в те времена цитадели в Милане, Кракове и других городах. Но Московский Кремль намного превосходил, например, Миланский замок и размерами, и оборонной мощью. Это была самая значительная в тогдашней Европе крепость, сооруженная по последнему слову техники.

В то же время строились и перестраивались многие здания внутри Кремля. Заново выстроили обветшавшие соборы - Успенский, Архангельский, Благовещенский. Архитекторы Марко Руффо и Пьетро Антонио Соларио построили каменную палату для торжественных приемов великих князей. Это Грановитая палата, которая и сейчас украшает Соборную площадь Кремля.

А уже на следующий год, в 1492 году на месте златоверхого терема Дмитрия Донского стали строить каменный великокняжеский дворец; его закончили только в 1508 году. Во дворце были "палаты каменные и кирпичные, погребы и ледники", как писал летописец. При раскопках у юго-западного угла современного Большого Кремлевского дворца обнаружили сложенный из отлично отесанного белого камня сводчатый подвал палат жены великого князя, знаменитой Софьи Палеолог. Остальные палаты находились на том месте, где сейчас стоит Большой Кремлевский дворец.

Главный фасад великокняжеского дворца выходил на Дворцовую (ныне Соборную) площадь. Грановитая палата и Благовещенский собор составляли как бы выступающие крылья дворца, к которому с площади вели три парадные лестницы - одна у собора, другая у палаты и третья -- посредине между ними. Ведь дворец, хоть и был в основном каменным, сохраняя лишь некоторые деревянные части, строился по тому же принципу, что и деревянные московские дома. Жилые и парадные комнаты стояли на высоком нежилом подклете.

Мы видели, что к XVI веку дворец московских великих князей и окружающие его стены занимали основную часть Кремля от Боровицких ворот до Соборной площади, а на север - почти до Троицких ворот. Рядом находился двор митрополита. В Кремле были также монастыри, здания правительственных учреждений - приказов, и очень немного дворов бояр - преимущественно родственников великокняжеской, а потом царской семьи. Центром кремлевского ансамбля стала Дворцовая (ныне Соборная) площадь с главным храмом Москвы - Успенским собором (где торжественно короновались русские правители, включая и последнего из них - Николая II), царской усыпальницей - Архангельским собором и высоким столпом Ивана Великого, достроенным только в 16710 году.

На плане Кремля, составленном в конце XVI века, хорошо видны уже и новые кремлевские улицы, протянувшиеся к Фроловским, Никольским и Троицким воротам. Мостовые одной из них археологи открыли в районе Троицких ворот и современного здания Арсенала.

В 1525 году из Москвы был послан к римскому папе посол Дмитрий Герасимов. В Италии он встречался с неким Павлом Иовием Новокомским, который записал со слов москвича такое описание русской столицы:

"Это - самый славный изо всех городов Московии как по своему положению, которое считается срединным в стране, так и вследствие замечательно удобного расположения рек, обилия жилищ и громкой известности своей весьма укрепленной крепости. Городские здания тянутся длинной полосой по берегу реки Москвы на пространстве пяти миль. Дома в общем деревянные... по вместимости они просторны, но не огромны по своей постройке и не чересчур низки. Бревна огромной величины привозятся для них из Герцинского леса; когда их сравняют по шнуру, то кладут одно против другого, соединяют и скрепляют под прямыми углами, через что наружные стены домов строятся с отменной крепостью, без больших издержек и с великой быстротою. Почти все дома имеют при себе отдельные сады, как для пользования овощами, так и для удовольствия, отчего редкий город представляется столь огромным по своей окружности. В каждом квартале есть отдельная церковь, а на видном месте находится храм в честь Богородицы Девы, славный своим строением и величиною; его воздвиг шестьдесят лет тому назад Аристотель Болонский, удивительный художник и знаменитый мастер. У самой главной части города впадает в реку Москву речка Неглинная, которая приводит в движение зерновые мельницы. При впадении эта речка образует полуостров, на краю которого воздвигнута искусством итальянских зодчих удивительно красивая крепость с башнями и бойницами... Почти три части города омываются двумя реками, остальная же часть окружена широким рвом, обильно наполненным водою, проведенною из тех же самых рек".

Так разрослась Москва к началу XVI века.

Из описания Дмитрия Герасимова видно, что в эту пору Кремль рассматривался уже только как центр огромного города, окружавшего его со всех сторон. Окраины города - Занеглименье, Заяузье, Заречье - занимали населенные ремесленным людом слободы. Именно сюда переселялись из центра, с Великого посада, ремесленники многих профессий.

За Яузой образовался своеобразный район, где жили ремесленники, работавшие с огнем и потому особенно опасные для деревянного города. Здесь, по-видимому, сначала обосновались отделившиеся от кричников кузнецы, выселившиеся с Великой улицы. Они построились на земле своих прежних хозяев, князей Патрикеевых, которым эта слободка была пожалована Иваном III взамен их владений на Великой улице. Слобода эта называлась потом Старой Кузнецкой и долго в Москве была известна тамошняя церковь Козьмы и Дамиана, "что в старых кузнецах". Немного позже здесь поселились гончары. Гончарная слобода Москвы (с ее церковью Успения в Гончарах) была широко известна в XVI -XVII веках. Видимо, тогда же возникла в Заяузье и третья слобода, заселенная ремесленниками горячей профессии - Котельническая. Здесь поселились мастера обработки железа и меди, делавшие котлы и таганы. Были среди них и оружейники.

Другой район металлургии и обработки металла расположился в Занеглименье, напротив Пушечного двора. Здесь при археологических работах в районе Георгиевского переулка открыты следы кричного производства, которое, однако, как уже сказано, в Москве постепенно свертывалось. Но кузнечное производство развивалось. Недаром мост через Неглинную получил название Кузнецкого моста. А еще дальше на юго-запад возникла знаменитая впоследствии Бронная слобода.

В Заречье в это время основались слободы выселившихся с Великого посада кожевников и сыромятников.

Ремесленники перебирались на окраины города, теснимые феодалами, которые в большом числе переселялись в Москву из ДРУГИХ городов и княжеств, поступая на службу к московскому князю.

О дальнейшем росте феодального центра Москвы, о развитии системы ее укреплений, о новом подъеме ремесел в слободах мы расскажем в одной из следующих глав.

Оглавление

Смотрите также:


Баннерная сеть "Исторические сайты"

Rambler's Top100
Rambler's Top100


Rating All-Moscow.ru
ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU
 
Design: Русскiй городовой