Москва Наш район Фотогалерея Храм св. Анастасии

Автор   Гостевая   Пишите
Google

WWW
TeStan

Карты Москвы

Книги о Москве

Статьи о Москве

Музеи Москвы

Ресурсы о Москве

Главная>>Москва>>Книги о Москве>>Края Москвы

Лев Колодный. Края Москвы

Олимпийская деревня

От «Юго-Западной» из 25 маршрутов автобусов и троллейбусов к Олимпийской деревне следовал сперва один - она лишь малая доля этой огромной новой части Москвы. Автобус, сделав крутой поворот, выезжает к строю домов, хорошо известных каждому по снимкам, обошедшим печать в дни Олимпийских игр, и чувствуешь себя на незнакомом месте уверенно, словно не раз уже бывал тут. Все видно и ясно с первого взгляда, можно ни у кого не спрашивать дороги: с одной стороны жилые корпуса, с другой площадь с магазинами, театром, почтой, спортивным Дворцом и площадками. И здесь, на площади, Олимпийская деревня не кажется затерянной среди просторов Юго-Запада, не выглядит его частью, а, наоборот, кажется центром, который притягивает к себе и далекий высотный дом МГУ, и здания близкого Мичу ринского проспекта, и все, что строится сейчас по сторонам в Раменках, Никулине. Отчего так происходит? Потому ли, что вокруг нет другой площади, или потому, что архитекторы талантливо выполнили здесь стоявшую перед ними задачу? Ясно одно - Москва получила не только еще один крупный микрорайон, но и общемосковского масштаба центр притяжения. Едут сюда организованные туристы в экскурсионных автобусах, едут люди и сами по себе, чтобы посмотреть, как раньше телебашню или ВДНХ. Магнитом для них является недавнее прошлое - Олимпийские игры, событие историческое, а значит, незабываемое. Вот почему Олимпийская деревня с момента своего появления стала таким вот центром людского притяжения. Ну и конечно, едут сюда 15 тыс. постоянных жителей Олимпийской деревни, въехавших в дома после того, как был спущен флаг Игр. Я был здесь за год до начала Игр, когда уже все корпуса сдали под ключ. А придя спустя год после Олимпиады, увидел уже почти полностью заселенный район, машины Мострансагентства, доставляющие мебель последним новоселам. На почте еще получают ключи от почтовых ящиков, а на окнах уже висят занавески, у подъездов кувыркаются в траве дети. 
  Пока еще пишут и говорят, что Москве нужны пешеходные улицы. А здесь, в Олимпийской деревне, она уже есть. Вечером между домами светятся гирлянды уличных фонарей, стоящих на невысоких столбах вдоль главной пешеходной аллеи. По ней катают коляски с младенцами, ездят на велосипедах, проходят к домам, просто прогуливаются. А машины подъезжают к домам не со всех четырех сторон, а только с одной. 
  Выхожу на бывшую площадь Наций, где ступала нога всех олимпийцев. Ищу какой-нибудь памятник Играм и вскоре вижу на пригорке, откуда открываются необъятные дали, бронзовое изваяние тонконогой девушки на пьедестале с диском в руке. Отсюда вижу как на ладони строй красных и синих щестнадцатиэтажных зданий, прямоугольники и кубы общественных строений, почты, торгового и культурного центров... И все эти 30 с лишним малых и больших, типовых и уникальных зданий вместе образуют один великолепный памятник Играм. 
  Еще одна особенность Олимпийской деревни: хотя 18 жилых корпусов одинаковы, а все общественные дома не похожи один на другой, все они воспринимаются как одно целое. Это первый случай в градостроительстве Москвы, когда крупный жилой комплекс сооружен столь быстро и точь-в-точь, как на макете зодчих. Этот олимпийский опыт служит примером того, как можно возводить новые кварталы быстро и комплексно.
  Золотые стрелки на синем циферблате башенных часов на стене бывшего директората Олимпиады уже отсчитали пять лет после ее окончания. О ней напоминают и три слова, выложенные на белокаменной стене по-русски и по-латыни: быстрее, выше, сильнее. Этот олимпийский девиз применим и к самой Олимпийской деревне - сооруженной быстро, высокой и крепнущей в своем развитии. Исправно работает универсам, пропускающий покупателей через 15 касс, афиши зовут на спектакли и кон­церты. Практически без перерыва после Игр служит Большой зал Дома концертных организаций РСФСР (есть у него и два Малых зала). Этот Большой зал всего на 1000 мест - не так уж и много для современного концертного зала, но он является вторым после Кремлевского Дворца съездов по оснащенности механизмами, аппаратурой, а значит, по возможностям.
  С площади хорошо виден возвышающийся над зданием куб. Из него сверху на сцену могут опускаться 52 кулисы! Есть тут разные подъемники, источники света. Все это позволяет ставить любые спектакли - оперу, балет, драму, устраивать концерты; есть и киноустановка. У зала хорошая акустика - своя, ее называют строительной, и электронная, позволяющая усиливать звук.
  Служит исправно почта, отделение связи № 602; у него есть залы для телефонных переговоров, отправки телеграмм, писем, посылок. Бывший молочный бар превратился в кафе. На прежнем месте аптека, парикмахерская, ателье, мастерские...
  В бывших залах директората на площади 2 тыс. м2 открылась выставка, посвященная Московской битве, - практически начал функционировать новый Государственный музей обороны Москвы. Привезли сюда картины и фотографии незабываемых сцен сражений, оружие красноармейцев и партизан, пробитые пулями партийные и комсомольские билеты, ордена и медали тех, кто у стен Москвы разгромил полчища врага. Таким образом, общемосковское значение площади еще более укрепилось. Выставка - еще один магнит Олимпийской деревни.
  В бывшей поликлинике действует кардиологический диспансер, а также другие поликлинические отделения и женская консультация.
  Ну а 18 домов, как и предполагалось, стали жилыми корпусами. В них 3400 квартир. Главный инженер всего этого большого хозяйства, оснащенного множеством автоматических систем, Анатолий Поляков не забывает о прошедших Играх, которым он отдал лучшие годы жизни, принимая и отлаживая здешнее инженерное хозяйство.
  Есть у Олимпийской деревни и более далекое прошлое; и о нем хочу напомнить в первую очередь тем, кто стал ее постоянным жителем. Расположенное на здешних землях по берегам речки Самородинки село Никольское, от которого не осталось ни следа даже в названии улиц, появилось, как свидетельствует И. Е. Забелин, в конце XIV века. Жил тогда в верховьях соседней речки Раменки «коровник» (обслуживавший двор митрополита) по прозвищу Селята. Была у него деревня (поставил здесь московский митрополит Никольскую церковь). Вначале называлась она Селятино, а речка Селятинкрй. После моровой язвы 1655 г., истребившей население окрестных сел, появилась новая деревня. Жителями ее были белорусы, прибывшие на эти земли из вновь присоединенных к государству городов. Тогда и назвали село Никольским.

Оглавление * Назад * Далее

Смотрите также:


Баннерная сеть "Исторические сайты"

Rambler's Top100
Rambler's Top100


Rating All-Moscow.ru
ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU
 
Design: Русскiй городовой