Москва Наш район Фотогалерея Храм св. Анастасии

Автор   Гостевая   Пишите
Google

WWW
TeStan

Карты Москвы

Книги о Москве

Статьи о Москве

Музеи Москвы

Ресурсы о Москве

Главная>>Москва>>Книги о Москве>>Коньково. История и современность

Богородское-Воронино

Оглавление * Назад * Далее

Там где в настоящее время улица Островитянова примыкает к Ленинскому проспекту в течение нескольких столетий располагалось село Богородское-Воронино. Первое упоминание о нем относится ко времени царствования Михаила Федоровича Романова. В начале XVII века этой территорией овладел один из знатнейших и ближайших к нему людей - боярин В.П.Морозов. Ему принадлежали села Воронино, Шаблыкино, а также Погорелое. Всего пашни 94 четверти. В 1644 году В.Морозов расширил свои владения, приобретя у своего соседа Филиппа Григорьевича Башмакова пустоши, Харламово и Шашлыково с 12 четвертями в поле.

Через два года всеми этими землями после смерти В.П.Морозова стал владеть его сын Иван, впоследствии тоже боярин. В следующем году дочь И.В.Морозова Ксения вышла замуж за князя Ивана Андреевича Голицына, позднее новгородского воеводу и боярина. В 1656 году, принявший перед смертью монашеский постриг, И.В. Морозов (в иночестве - Иоаким) все свои земли передал по наследству единственной в то время оставшейся в живых дочери. От Голицыных вотчину унаследовали их дети: князья Иван меньшой и Иван большой (по прозвищу Лоб). Под конец жизни они оба получили боярство и умерли в одном и том же 1686 году, не оставив потомства.

Усадьба перешла к старшему их брату Андрею. Став боярином и побывав на воеводстве в Казани и в Киеве, А.И.Голицын в 1690 году попал в опалу, был лишен боярского звания, удален от двора и сослан. Но опала была недолгой. В 1691 году он был прощен, снова стал боярином и в 1701 году скончался. Его дети Иван и Анна поделили между собой отцовскую вотчину. Это был ее первый раздел. Но А.И. Голицын все же оставил о себе память. В 1677 году он построил на месте деревянной церкви каменный храм Казанской иконы Божией Матери. От наименования храма село Воронино получило свое второе название - Богородское. По особенностям постройки церковь Богородского напоминала существующую сейчас церковь Святителя Николая Чудотворца на Берсеневке. В ее основе был четырехгранный кубовидный объем. С одной стороны его располагались три полукруглых абсиды, а с другой - трапезная. Церковь была пятиглавой. В 1838 году церковь приписали к храму Михаила Архангела соседнего села Тропарева. Служба в храме села Богородского стала вестись только по праздникам.

В начале XVIII века при И.А.Голицыне в Богородском находились "...двор вотчинников, двор скотный, 7 дворов крестьянских и бобыльских, 4 двора кобальных людей и два двора нищих". После смерти его сына Александра И.А. Голицын выделил из сел Богородское и Ерино (недалеко от Подольска) участки вдове сына, княгине Степаниде Матвеевне Голицыной (урожденной Ржевской, в третьем браке - княгине Багратион-Грузинской). Ее Богородские владения были невелики и в дальнейшем перешли к племянникам Ржевским.

В 1742 году князь А.И.Голицыне умер. Все оставшиеся у него земли достались его внуку Николаю Александровичу Голицыну - подпоручику гвардии. Он не был женат и прямых наследников не оставил. По смерти его завязалось продолжительное судебное дело между всеми его родственниками, дошедшее до общего собрания сената. Только в 1754 году Богородское перешло в офицерам, братьям князьям Николаю и Алексею Сергеевичам Голицыным. Они поделили его между собой и оставили затем своим дочерям, соответственно Марии и Варваре. Это был второй раздел той части Богородского, которая досталась Ивану.

Анна Голицына, сестра князя И.А.Голицына, после раздела с братом получила 214 десятин Богородского и вышла замуж за капитана флота князя Ивана Алексеевича Урусова. Затем этими землями владела их дочь княжна Ирина. В 1767 году ее муж полковник князь Иван Петрович Щербатов стал владельцем села. От Щербатовых Богородское перешло к их сыну князю Владимиру, впоследствии бригадиру. тот женился на княжне Марии Николаевне Голицыной, дочери князя Н.С. Голицына от второго брака. Таким образом, в руках Щербатовых сосредоточились два участка прежнего Голицынского Богородского.

В 1779 году мать и жена Владимира Щербатова свои участки продали князьям Шаховским. Так как дочь Алексея Голицына Варвара в свое время вышла замуж за князя Н.Г. Шаховского, то теперь вся эта усадьба, впервые с начала XVIII века собралась в одних руках. Одновременно Шаховские купили у княжны Анны Сергеевны Голицыной, тетки Варвары, принадлежавшую ей соседнюю усадьбу Сергиевское (позднее Коньково-Сергиевское). В их руках оказался участок земли, вполне пригодный для постройки новой роскошной усадьбы. но от этой мысли Шаховские достаточно быстро отказались. Князь Николай Григорьевич имел другой интерес. Он весь свой век посвятил на то, чтоб устроить из людей своих труппу актеров и ею забавляя нижегородскую публику, составить себе доход. Может быть, поэтому в 1783 году Богородское было продано княгине Федосье Львовне Черкасской (урожденной Милославской). Она владела этой усадьбой два года.

Позже Богородское досталось подполковнику Михаилу Петровичу Нарышкину, женатому на княжне Варваре Алексеевне Волконской. Во время Отечественной войны 1812 года от этого села было выставлено шесть человек в московское земское ополчение. тогда на Бородинском поле погиб генерал-майор А.А.Тучков, муж Маргариты Михайловны, одной из дочерей П.М. Нарышкина. Впоследствии она приобрела известность как основательница и игуменья Спасско-Бородинского женского монастыря, построенного на месте гибели А.А.Тучкова. Сам П.М. Нарышкин скончался до того, как его второй сын Михаил Михайлович вышел на петербургскую Сенатскую площадь в декабре 1825 года. В последствии он был сослан в Сибирь. После Нарышкиных Богородское досталось коллежскому асессору Григорию Ефремовичу Пустошкину. Вплоть до революции 1917 года усадьба принадлежала его потомкам.

Рядом с церковью находилось пять могил рода Пустошкиных: первого владельца Богородского Григория, его жены Екатерины Васильевны (1795-1864 гг.), их сыновей - статского советника Василия (1825-1891 гг.) и Сергея (1827-1864 гг.), жены одного из них - Татьяны Васильевны, урожденной Бороздиной (1843-1897 гг.). Это кладбище стало фамильным для Пустошкиных. Тела Василия и Татьяны, владевших усадьбой во второй половине XIX века, были перевезены сюда из Санкт-Петербурга и Берна (Швейцария). На надгробном памятнике Татьяны была надпись :"Блажени милостиви, ибо помилованы будут. Блажены чистии сердцем, ибо они Бога узрят."

После революции в усадьбе расквартировали рабочий полк, который вел здесь подсобное хозяйство. С начала 1921 года помещение арендовала коммуна последователей графа Л.Н.Толстого, называвшаяся "Жизнь и труд". К этому моменту общая площадь имения и прилегавших к нему угодий составляла 50 гектаров, половину которых занимала пашня.

Бывший председатель совета коммуны Борис Васильевич Мазурин вспоминал, что "в старом липовом парке стояли два больших деревянных дома, а возле небольшого скотного двора стоял еще дом когда-то, что-нибудь вроде кухни для скота и жилья для рабочих. Низ был из кирпича (одна большая комната с русской печью), выше был надстроен еще один убогий этаж из бревен, а сбоку к кухне был прирублен небольшой флигелек в три комнаты. Вот в этом доме и поселились новые поселенцы."

Создание в Богородском коммуны привело к значительным архитектурным утратам усадьбы. Из-за недостатка средств толстовцы начали разбирать один из жилых домов, колоть бревна на дрова и возить их в Москву для обмена на продукты. Позже коммуна встала на ноги. Но в 1928 году для сооружения нового большого коммунального корпуса был разобран главный усадебный дом, построенный в начале XIX века, - сильно вытянутое по фасаду здание, обшитое тесом и имевшее фундамент из пиленого известняка, добываемого в Мячковском карьере вблизи устья реки Пахры. По легенде, именно в этом месте в 1812 году в время отступления французских войск по Старой Калужской дороге останавливался Наполеон. Достоверность легенды, однако, сомнительна. Подобные рассказы ходили про многие усадьбы, расположенные на пути следования французов. Так есть предание, повествующие, что император осматривал окрестности с расположенной в нескольких километрах от Богородского церкви Казанской иконы Божьей Матери в усадьбе Узкое, которая существует и сегодня.

С началом массовой коллективизации многие толстовские коммуны и артели были ликвидированы. За счет этого коммуна "Жизнь и труд" пополнилась новыми членами. 28 февраля 1930 года последовало постановление президиума Всесоюзного Центрального Исполнительного Комитета о переселении всех единомышленников Л.Н.Толстого в одно место. Хозяйство было продано психиатрической больнице имени П.П.Кащенко за 17 тысяч рублей, а сами толстовцы 22 мая 1931 года выехали в Западную Сибирь. Там коммуна "Жизнь и труд" просуществовала до конца 30-х годов (гораздо дольше других подобных организаций), когда ее члены были необоснованно репрессированы.

Больница имени Кащенко еще до революционных времен по окрестным селам и деревням практиковала так называемый "патронаж". Наиболее спокойных больных за сравнительно небольшую плату размещали в крестьянских домах. Заняв усадьбу, больница использовала ее для размещения сельскохозяйственной трудовой колонии.

Толстовцы, уезжая из Богородского, увезли с собой все, что могли. Больница почти сразу начала новое строительство. Усадебная церковь была закрыта. С колокольни сняли колокола, храм стал использоваться как зернохранилище. Чуть позже здесь разместился клуб. Первый этаж колокольни стал жилым помещением. Но и клуб здесь был недолго. В 1936 году церковь перестроили в трехэтажный дом и разместили там два отделения для лечения больных.

В конце 60-х годов на месте храма построили бетонное одноэтажное здание. Сегодня ничто не напоминает здесь о прошлом. Невозможно не согласиться с одним из первых исследователей этой усадьбы Д.О.Шеппингом, который еще во второй половине XIX века справедливо отмечал: "Нигде так скоро, как у нас не исчезают всякие признаки еще недавней оседлости: не только после крестьянских деревянных изб, но и после сломанных каменных церквей и барских хором ничего вскоре не остается, кроме мелкого кирпича и ям, зарастающих ивняком и бурьяном. О существовании церквей напоминают нам еще кое-где камни или деревянные кресты, обозначающие бывшее место престола; единственный признак, по которому можно догадаться о расположении прежних усадеб, представляет нам углубление в почве и растительное царство: липовые и березовые садовые аллеи и проспекты указывают археологу место садов и огородов исчезнувшего селения или барской усадьбы". На территории современного массового строительства уже не всегда удается найти и эти признаки бывших поселений. Хотелось бы в наших воспоминаниях сохранить то, что было еще в таком недавнем прошлом.


Оглавление * Назад * Далее

Смотрите также:


Баннерная сеть "Исторические сайты"

Rambler's Top100
Rambler's Top100


Rating All-Moscow.ru
ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU
 
Design: Русскiй городовой