Москва Наш район Фотогалерея Храм св. Анастасии

Автор   Гостевая   Пишите
Google

WWW
TeStan

Карты Москвы

Книги о Москве

Статьи о Москве

Музеи Москвы

Ресурсы о Москве

Главная>>Москва>>Книги о Москве>>Коньково. История и современность

Коньково-Сергиевское

Оглавление * Назад * Далее

В настоящее время по земле бывшего поселения Коньково-Сергиевское, прекратившего свое существование в конце 60-х годов 20-го столетия, проложены улицы Введенского и академика Капицы, а также улицы Профсоюзная и Островитянова, осевые линии проезжей части которых выступают территориальной границей с соседним районом Теплый Стан. Двойное название деревни сложилось стихийно в середине прошлого столетия в результате слияния деревень Сергиевское и Коньково-Троицкое, располагавшихся по обе стороны Старой Калужской дороги. Обе деревни имеют очень глубокие исторические корни.

Сергиевское своим центром размещалось там, где сейчас находится дом 116 по Профсоюзной улице. В 1869 году историк Д.О. Шеппинг и археолог и писатель А.А. Гатцук раскопали славянские курганы, находившиеся в районе этого села. Несколько позже Д.О.Шеппинг сделал описание местности и зарисовку села Сергиевского. "На правой стороне большой дороги, против коньковских дворов, - читаем мы, - красуется на возвышенном месте березовая роща с правильно засаженными аллеями, принадлежавшая, вероятно к парку графа М.И.Воронцова; ныне часть ее обращена в деревенское кладбище. Посредине рощи большой курган, и по ту сторону на склоне большого оврага, имеется множество невысоких доисторических курганчиков, расположенных в виде шахматной доски, где мы с А.А. Гатцуком произвели несколько лет назад историческую раскопку, увенчавшуюся довольно успешными находками. В этой роще бывает 5 июля народное гулянье во славу обретения честных мощей преподобного Сергия, игумена Радонежского. Далее идет усадьба, ныне купца Ирошникова, и церковь Сергия с церковными домами, но без крестьянских усадеб. На стенах и дверях церкви видны доныне следы французских пуль 1812 года.

"К концу 20-го столетия из описанного Д.О.Шеппингом ничего не сохранилось, за исключением церкви. В 1990 году ее освятили как Троицкую.

Наиболее ранним известным владельцем Сергиевского, (тогда деревни Сериной), был боярин Петр Никитич Шереметев. В 1606 году он был назначен воеводой в бунташный Псков. Там Шереметев воспользовался ослаблением царской власти в период Смутного времени, взяв себе в поместья лучшие дворцовые села. 1 сентября 1608 года горожане открыли ворота одному из воевод Лжедмитрия - Федору Плещееву. П.Н.Шереметев был отправлен в тюрьму, где менее чем через год его удавили. В 1620 году ему принадлежавшая деревня Серина была пожалована братьям Толочановым - стольнику Федору и Дмитрию Михайловичам. Последний в 1652 году отказался от своих прав в пользу брата. Его сын, окольничий Семен Федорович Толочанов к 1689 году построил ныне существующую церковь, по которой село стало называться Сергиевским. До 1772 года церковь была домовой. Ею пользовались только обитатели усадьбы.

Впоследствии село принадлежало внучке Семена Толочанова княгине Настасье Васильевне Голицыной (1693-1756 гг.), мужем которой был тайный советник князь Сергей Алексеевич Голицын. При императрице Елизавете Петровне он был Московским губернатором. Позже имение перешло к их детям.

Одно время селом владел полковник Федор Иванович Бабарыкин (Боборыкин). Не позднее 1676 года Сергиевское приобрел в собственность капитан-лейтенант флота Федор Алексеевич Ладыженский, женившийся на Лукии Михайловне Чемесовой. Впоследствии супруги были похоронены перед церковью. В 1818 году следующем владельцем имения стал их сын, отставной полковник Александр Федорович Ладыженский (1769-1848 гг.) . Он устроил над местом погребения родителей придел.

Позже Сергиевское принадлежало братьям и сестре полковника А.Ф. Ладыженского. Коллежский секретарь Андрей Федорович Ладыженский, бывший предводителем дворянства в Княгининском уезде Нижегородской губернии в 1814-1823 годы, владел им около одного года. При нем само село состояло всего из одного крестьянского двора, в котором проживали четверо мужчин и две женщины. После девицы Марии Федоровны Ладыжинской (умерла в 1850 г.) Сергиевское перешло к другому брату - генерал-лейтенанту Николаю Федоровичу Ладыжинскому (1776-1861 гг.), участнику Отечественной войны 1812 года. Он четырнадцать лет отслужил в одной из самых лучших частей русской армии - лейб гвардии Преображенском полку. Н.Ф.Ладыжинский постоянно жил в доставшейся ему усадьбе, хорошо ладил с крестьянским населением. Его в 1861 году похоронили на местном кладбище.

Впоследствии имение с усадьбой перешло к потомственным почетным гражданам Ирошниковым. И при них все основные хозяйственные постройки оставались деревянными.

В советское время здание церкви в одно время принадлежало институту физики Земли Академии наук, справа от нее еще не так давно находился двухэтажный деревянный дом, сооруженный в первой половине XIX века. В нем в 1850 году было открыто сельское приходское училище, а в 1884 году начальное земское училище, попечителем которого был помещик соседнего села Узкого князь П.Н.Трубецкой. В послереволюционное время в этом же здании находилась контора совнархоза "Коньково". Ныне этот дом не существует, а на месте бывшей усадьбы высятся жилые здания. Церковь же сохранилась. В ней ведутся реставрационные работы. В 1995 году восстановлена единственная глава храма. Внутреннее убранство церкви в настоящее время достаточно простое. между тем, в ней есть несколько интересных икон, привезенных совсем недавно. Одна из них является фрагментом барочных царских врат середины XVIII века из неизвестной церкви. он укреплен в первом этаже колокольни, над входом. Существующая церковь напоминает о некогда бывшем здесь селении Сергиевском.

Коньково-Троицкое своим центром размещалось напротив дома 116 по Профсоюзной улице. Еще совсем недавно, чтобы добраться сюда от Москвы, нужно было проехать верст 15-20 по столбовой дороге. Бывало, что в распутицу иной конь и падал, не выдерживая быстрой езды по крутой горе вверх, где красовалось Коньково. Этим и объясняет поэт Кирсанов в поэме "Калужское шоссе" происхождение названия села:

Конь царский пал. Ему
Воздвигнуть изваянье.
"Коньково" - дать сему
Селению названье.

Это конечно поэтический вымысел. На самом деле оно имеет не менее древнюю историю, чем Сергиевское. Известно, что в 1617 году указом "пустошь Коньково" была передана стольнику Илье Безобразову. Никаких особых заслуг за ним не числилось, но его отец был умелым царедворцем. Кузьма ничем не прогневал Ивана Грозного и участвовал с ним в шведском походе, состоял в доверенных лицах Бориса Годунова, удержался при Лжедмитрии, участвовал в брачном поезде Самозванца. А Василий Шуйский и вовсе назначил Кузьму Безобразова постельничьим и не жалел для него поместий. Федор Ильич Безобразов начал строительство церкви, но завершить свою идею не смог. Часть имения унаследовал сын Алексей, тоже стольник.

В 1689 году "пустошь Коньково, Хозликово тож" в обмен на свои орловские владения приобрел Гавриил Иванович Головкин (1660-1734 гг.), троюродный брат Петра I, его ближайший соратник. В 1706 году Петр назначил Г.И. Головкина начальником Посольского приказа, в год полтавской победы - государственным канцлером, в 1717 году - президентом Коллегии иностранных дел. Великий канцлер. заключил 72 трактата с разными правительствами. Еще до того, как столица была перенесена в Петербург, Г.И.Головкин смог заняться благоустройством своего подмосковного владения. Человек он был очень богатый. В Петербурге ему принадлежал весь Каменный остров. Былую пустошь Г.И.Головкин превратил в заселенную деревню, а потом и село, построив на месте деревянной каменную церковь.

Г.И.Головкин преданно служил Петру I. Он остался в фаворе и у следующих правителей. При Екатерине I Г.И. Головкин был членом верховного тайного совета. Императрица передала ему на сохранение свое духовное завещание, которым назначала преемником престола Петра II, а его одним из опекунов малолетнего императора. По кончине Петра II, Головкин в 1730 году предал огню этот государственный акт, которым, на случай бездетной кончины юного императора, престол обеспечивался за дальнейшими потомками Петра I, и высказывался в пользу Анны Иоановны. Он был одним из доверенных лиц ее совета.

В 1752 году брат Г.И.Головкина продал Коньково вице-канцлеру - М.И. Воронцову (1752-1767 гг.), который был мужем любимой двоюродной сестры царицы Елизаветы Петровны. Когда в 1758 канцлера А.П. Бестужева-Рюмина постигла опала, на его место был назначен Михаил Илларионович Воронцов. Он исполнял эту должность пять лет. Большинство историков, следуя суровому приговору Манштейна, называют его малоспособным, малообразованным и поддающимся чужому влиянию. Зато все считают Михаила Илларионовича человеком честным, мягким и гуманным. Новый владелец села был связан по службе с Петербургом, но находил время и для Коньково. В годы его хозяйствования здесь разбивается необычный парк из берез, сооружается белокаменный столб для обозначения поворота в усадьбу Коньково. В настоящее время он хранится в Донском монастыре.

С приходом к власти Екатерины II, положение владельцев Коньково, сторонников Петра I, меняется. Поэтому сразу после смерти М.И. Воронцова в 1767 году его жена А.К.Воронцова торопится избавиться от Коньково. Ее жизнь ограничивается богатейшим Воронцовским дворцом в Петербурге. В права владелицы Коньково входит А.Н. Зиновьева, тетка всемогущих братьев Орловых. Дочь Наума Акимовича Синявина (около 1680-1738 гг.), сестра Алексея Наумовича Синявина (около 1680-1738 гг.), известных военно-морских деятелей, двоюродная тетя известного адмирала Дмитрия Николаевича Синявина, она оставила память такую же страшную, как соседка из Теплого Стана - Салтычиха. А.Н.Зиновьева или Наумиха, грубая и сварливая, отличалась редкой жестокостью в расправах с крестьянами, даже с членами своей семьи.

Недобрую память оставил и ее муж - бывший петербургский обер-комендант генерал-поручик Николай Иванович Зиновьев. Хотя Зиновьевы, в отличие от Салтычихи, не прибегали к убийствам, но тем не менее обращались со своими крепостными жестоко. А память о суровости бар переходила из поколения в поколение. Еще в 1923 году местный сторожил рассказывал посетившему Коньково художнику А.М. Васнецову: "...При Екатерине II здесь был помещик Зиновьев, гроза крестьян, какой-то маньяк, настроивший бастионы, выкопавший рвы, выложивший пруд белым камнем, наставивший здесь пушек. Он измучил людей работой. На него жаловались царице, она его укротила".

В 1773 году Н.И. Зиновьев умер. Имение перешло к дочери А.Н. и Н.И. Зиновьевых Екатерине Николаевне (1758-1781 гг.), которая в отличие от своих родителей имела мягкий и добрый характер. Ее красота увековечена кистью Ф.Рокотова, а в поэзии - строками Г.Державина: "Как ангел красоты, являемый с небес, приятностью лица и разумом блистала". В юную Екатерину влюбился генерал, командующий русской артиллерией покровитель М.В.Ломоносова Григорий Орлов. Его имя носит самый знаменитый алмаз. Хотя дарил этот алмаз Григорий Орлов Екатерине II, которую возводил на престол и с которой одно время даже собирался обвенчаться, истинную любовь он испытал к своей кузине Екатерине. Стал ее мужем невзирая на противодействие императрицы. "Романтической графине" современники посвятили романс:

"Желанья наши совершились.
Чего еще душа желает.
Чтоб ты верен был,
Чтоб жену не разлюбил.
Мне всяк край с тобою рай!"

Счастье было непродолжительным. В 23 года Екатерина умерла от чахотки. Генерал стойко перенес вынужденную отставку, потерю должностей, власти, но пережить кончину жены не смог.

В то время, когда "тронувшийся в уме" некогда всесильный фаворит доживал свой век в Нескучном дворце, в начале Калужского шоссе, в нескольких километрах от него, в Конькове, которое с 1776 года стало принадлежать императрице Екатерине II, замышлялись большие перемены. По проекту Василия Баженова в Конькове должны были возвести дворец. Два других дворца сооружались - один, самый большой, в Царицыне, другой в селе Булатникове - для фаворита... Сохранилось письмо архитектора, где он пишет о чертежах: " и на Коньково готовлю". Его план представлял собой двухсторонний разворот больших полуокружностей переднего и заднего фасадов, а также двух малых полуокружностей на торцах. Аналогичную идею содержал первоначальный проект Казанского собора в Петербурге, реализованный лишь частично.

Баженовский вариант дворца стал воплощаться в Конькове. Однако строительство дворца так же как в Царицыне и в Булатникове, не было доведено до конца. Недостроенный дворец, вместе с сооруженными рядом подсобными зданиями, простояв несколько десятилетий превратился в руины, не подлежащие восстановлению. Архитектор Иван Васильевич Еготов (1756-1814 гг.), посетив Коньково в начале лета 1803 года, нашел, что подавляющее большинство имевшихся там построек не имеет смысла чинить. В том же году Экспедиция Кремлевского строения, ведавшая строительством в царских владениях в Москве и Подмосковье, продала на снос дворец, конный двор с сараем и деревянною избою, а также "остаток погреба". С торгов на аукционе их приобрел крепостной крестьянин вотчины графа Н.П. Шереметьева села Выхина Михаил Карташев, который вскоре снес все эти здания.

Коньковская церковь была приписана к храму соседнего села Сергиевского и здание для причта не понадобилось. Ее полностью закрыли в 1813 году и с тех пор пустовала, ветшая и разрушаясь. Впоследствии она была разобрана по инициативе Дмитрия Яковлевича Воздвиженского (1756-1843 гг.), - священника села Сергиевского, граничившего с Коньковом на западе. Он не упустил случая получить бесплатный материал на ограду своего храма. В ноябре 1821 года состоялся снос здания. Немало желающих воспользовались строительным материалом дворца и церкви. Еще в 1930-х годах часть крестьянских изб стояла на кирпичах и белокаменных цоколях, явно сложенных из остатков дворца или принадлежавших ему построек. А отдельные избы были целиком кирпичные - прецедент, не имеющий аналогов в Подмосковье.

Уже во второй половине XIX века от бывшей роскошной усадьбы, кроме липовой аллеи, двух измельчавших прудов и фрагментов вала, ничего не осталось: "...От прежних строений сохранились только ямы да буераки, размытые вешними водами и обросшие густой травой и бурьяном, между которыми проглядывают кое-где мелкие и тощие кусты шиповника и сирени или свежие отрасли кленов и лип, уже несколько раз подрубленные крестьянами на топливо и все же неугомонно растущих снова, как живые признаки бывших здесь роскошных садов" - писал Д.О. Шеппинг. Сейчас в Конькове нет и этого. Его территория застроена современными панельными домами. По земле бывшего имения проложены улицы Островитянова, Введенского, академика Капицы, Профсоюзная.


Оглавление * Назад * Далее

Смотрите также:


Баннерная сеть "Исторические сайты"

Rambler's Top100
Rambler's Top100


Rating All-Moscow.ru
ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU
 
Design: Русскiй городовой